Алиса в Стране Чудес

Алиса

Ганс Христиан Андерсен и Льюис Кэрролл принципиально бесполы. Они как кастрированные коты: милы, пушисты, создают домашний уют, ластятся к детям. Сочетают умиротворяющее спокойствие девственного бытия с повышенной нервной возбудимостью по самым ничтожным поводам. Видимо, иначе не написать великих детских книжек.

Алиса – история о преодолении барьеров, которые непреодолимы.

Взрослому невозможно проникнуть в детское сознание. Взрослый невозвращенец.

«Алиса в Стране Чудес» слита с английским языком намертво. Все ее нонсенсы, ВЕСЬ ее смысл при переводе теряется.

Спустя полтора столетия не поднять со дна брошенные полунамеками шутки: они касаются оксфордской научной среды, личных отношений автора с семейством Лидделл, забытых споров за файф-о-клок.

Тем не менее.

Я пропустил Алису в детстве и прочел ее в глубокой взрослости по-русски, что совершенно, абсолютно, вопиюще бессмысленно. По «Алисе в Стране Чудес» я научил маленькую девочку читать – тоже по-русски, это было в городе Таллинне. Через полгода она уже самостоятельно и быстро прочла «Алису в Зазеркалье» – снова по-русски, это было в городе Вильнюсе.

Теперь еще надо перечесть обе сказки по-английски в городе Торонто.

Вот сидит на чайной баночке дочь Безумного Шляпника и… Алисы? В какие дебри должен был залезть классический сюжет, чтобы появилась такая кукла?

«Я люблю детей (только не мальчиков)», – записал в дневнике Чарльз Доджсон, он же Льюис Кэрролл. Выходит, не такие уж дебри…

Дочь Безумного Шляпника помогает мне заваривать чай. Если чаепитие получается достаточно безумным, я помню благодаря кому это.

<<Снежная королеваПреступление и наказание>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.