Апокалипсис

Апокалипсис

монастырь Святой Екатерины на Синае – подходящее место, чтобы дожидаться Конца Света

Интрига Апокалипсиса завязывается в финале Евангелия от Иоанна: «И пронеслось это слово между братиями, что ученик тот не умрет. Но Иисус не сказал ему, что не умрет, но “если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того?”»

В лучшем стиле сиквелов сверхудачных блокбастеров Апокалипсис весь цепляется за эту фразу. А иначе нет тайны, иначе просто фильм-катастрофа, мало ли мы их видали.

Иоанн пережил всех апостолов и догадывается, что это надолго. Он оставлен ждать. Его видения всё воспаленней, он вынужден прозревать во тьме грядущий конец, ибо его задача – пребыть до второго пришествия Христа.

Четверка животных, исполненных очей, появляется в его пророчествах. Позднее, с подачи св. Иринея Лионского, с ними будут соотносится четыре евангелиста: сам Иоанн получит образ орла, а Марк, устами которого говорил Петр, станет львом.

Лев, конечно, царь и может сожрать, кого угодно; зато орел летает выше.

К Апокалипсису уже в средневековье были написаны тома комментариев, и что характерно: здравомыслящие комментаторы, трактующие символы как уже свершившиеся где-то в промежутке II-V вв., как историю победы христианства над язычеством, падение Римской империи и т.д. – все дружно забыты, хотя их было большинство. А те немногие, кто воспринял иоанновы откровения стенограммой Конца Света, хроникой последних времен, – переписывались от руки еще в XIX в. и цитируются до сих пор.

Кому интересны давно снятая печать и давно вострубившая труба?

А вот если 144 000 избранных, невредимых посреди небывалых волн ужаса, только предстоит избрать… Кстати, они все будут евреи, нет? По 12 000 из двенадцати колен израилевых. Колено Дана исключили, пусть погибает целиком.

Но если все 144 000 избранных будут евреи и если утверждает это христианский апостол, то спастись в День Гнева не смогут ни евреи, ни христиане, а исключительно евреи, принявшие христианство, и найдется таковых по 12 тысяч от каждого колена. В колене Дана не найдется никого.

Значит, самый элитный человек, с печатью на лбу – еврей, ставший христианином. Похоже, Борис Пастернак просчитал это раньше… Да и Ларс фон Триер, и Людмила Улицкая с ее Штайном-переводчиком.

Что такое 42 месяца, постоянно повторяющийся срок испытаний, они же 1260 дней? Что такое дракон с семью головами и семью диадемами, что такое зверь, выходящий из моря, с семью головами и десятью диадемами, что такое второй зверь с двумя рогами? Какая-то избыточность зла… Ну, что такое 666 более-менее понятно: если перемножить цифры, получится количество умников, пытавшихся сосчитать число зверя. Шутка. На самом деле, если перемножить и возвести в степень, то получится количество христиан в мире к 2000 году – 2,18 млрд. Тоже шутка, но математически так и есть: 366 = 2 176 782 336.

А может, надо прекратить искать в звезде Полынь Чернобыльскую электростанцию и признать, что Иоанн высоколитературно описал пережитый им I в.? Да, Апокалипсис не предскажет нам послезавтрашний развал США… странно, правда?

Единственное пророчество в Апокалипсисе – клятва, что настанет миг, когда времени уже не будет. Остальное итоги века.

При таком прочтении в 144 000 Иоанн приблизительно оценивает размер христианской церкви в конце правления Домициана. Очень полезная цифра.

Дракон с семью головами это, конечно, Рим с семью холмами.

Зверь из моря с семью головами это, конечно, власть цезарей. Между прочим, фраза «кесарю кесарево» в Евангелии от Иоанна отсутствует, пусть остается на совести Петра в римском Евангелии от Марка. Второй зверь с двумя рогами, похожими на рога Агнца, это, конечно, идеологическая основа антихриста. Здесь у Иоанна, можно сказать, стратегический план – выбей идеологию, Рим падет. Вся избыточная конструкция «Дракон + 1-й зверь + 2-й зверь» играет роль антиТроицы: антиОтец, антиСын, антиДух.

Жена, облеченная в солнце, попирающая луну и осеняемая двенадцатью звездами, это Дева Мария, которую преследует дракон и которую сам Иоанн спасает и уводит на север, из опасной для нее провинции Иудея в провинцию Азия, в Эфес.

Но почему у дракона семь диадем, а у зверя десять? И еще более любопытный вопрос: почему одна голова у зверя была смертельно ранена, но исцелилась?

Диадемы у дракона на головах, а у зверя на рогах. Богохульные надписи на диадемах зверя это, конечно, имена цезарей – половина из них официально именовались «божественными». Мне соблазнительно думать, что эпохи Рима-дракона идут от Рождества Христова: августова, тибериева, калигулова, клавдиева, неронова, флавиев и текущая домицианова. А список цезарей Рима-зверя, получившего власть от Рима-дракона, начинается с распятия Иисуса и включает императоров, чья власть была недолговечна: Тиберий, Калигула, Клавдий, Нерон, Вителлий, Отон, Гальба, Веспасиан, Тит, Домициан. (Для сравнения, в СССР не было эпохи Черненко или эпохи Андропова, они слились в «эпоху пышных похорон».)

Смертельно раненая голова зверя – Нерон. В нем случился пробой античного язычества, но рана затянулась.

А что такого происходило в I в. сорок два месяца, или 1260 дней, или три с половиной года? В своих комментариях церковь утверждает, что Иоанн взял срок от ветхозаветного пророка Даниила и что примерно столько продолжались гонения иудеев при Антиохе Епифане. Не будем неооценивать Иоанна. Он действительно протягивает ниточку к иудейской традиции, он лучше других евангелистов знает Иерусалим, но в данном случае он имел в виду что-то конкретное.

Три с половиной года прошло от вступления Веспасиана в Галилею до взятия Храма в Иерусалиме. Это просто.

Однако в Апокалипсисе сразу три события длятся 42 месяца или 1260 дней: столько проповедуют два пророка в Риме; столько пребывает жена, облеченная в солнце, в «месте, приготовленном от Бога»; и столько властвует 1-й зверь.

Два пророка в Риме…

У 2-го зверя два рога, и хотя дракон вроде уже передал власть 1-му зверю, именно 2-й зверь «действует со всею властью первого зверя и заставляет всю землю поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелена; и творит великие знамения, и чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле».

Моя апокрифическая версия: сорок два месяца, 1260 дней разделяют смерть апостола Павла и смерть апостола Петра. Конец 64 г. и начало 68 г.

 

Ярость антиримского пафоса доходит в «Апокалипсисе» до отчаянных проклятий. Ничего подобного рядом не стояло, следующая остановка сразу Мартин Лютер.

Не зря ранние соборы сомневались в каноничности «Апокалипсиса». Через полторы тысячи лет Иоанн Богослов оказался вдохновителем протестантов, которые увидели в нем изначального противника Папства. Апостол и евангелист, он предостерег от слияния церкви с римской властью. Возникла идея движения: от Петра через Павла к Иоанну.

Союз Петра и Нерона, даже 42-месячный, пугал Иоанна Богослова.

Остров Патмос, маленький и удаленный, как остров духа, противостоит Риму, центру огромной империи, будь империя цезарская или папско-католическая. В Граде Божьем, по Иоанну, не будет Храма.

Зачем в Граде Храм, когда в Граде есть Бог?

<<Евангелие от Иоанна | Компромисс>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.