Краткое содержание «Илиады» Гомера с комментарием действующих лиц

(максимально близко к тексту)

Илиада-2

Троянская стена

Песнь 9

Ясное дело, что совет (хотя бы по законам композиции) должен был созвать и Агамемнон. Он так и сделал, да еще и два раза за ночь.

«Зевс пообещал мне разрушенье Трои! – жаловался вождь. – И что же? Теперь я должен бежать! Я погубил столько народа… И бежать в Аргос! Это был обманчивый сон. Без сомнений, это воля Зевса. А значит, возвратимся. Трои нам не взять…»

Возразил Агамемнону его же Диомед:

«Ты, властитель, можешь вернуться, суда подготовлены. Так оно, может, и лучше. Трою возьму я один. Вон, с помощником, со Сфенелом».

А давний стратегический союзник Агамемнона Нестор Пилосский сказал: «Надо любой ценой вернуть в строй Ахиллеса с его мирмидонянами».

Агамемнон быстро размыслил, что такое любая цена в данной ситуации, и ответил:

«Десять талантов золота. Двадцать лоханей, семь треножников. Двенадцать коней. Семь девственниц, с этого, с Лесбоса. Плюс Брисеида, которую я у него забрал. Это он всё получает сразу. Так, еще… Если берем Трою, за ним право первого дележа добычи. Двадцать лучших троянских женщин. Только поправка – без Елены! Так, еще… По возвращении он может стать моим зятем, выбрав любую из трех моих дочерей. В приданое даю семь градов: Кардамилу, Энопу, Геру, Феры, Анфею, Педас и Эпею. Кстати, они все граничат с Пилосом, ничего?»

Мудрый Нестор лишь покривился, однако смирился с соседством и молвил: «Не презренные дары!»

Посольство в лице Одиссея, Аякса Теламонида и Феникса, друга Ахиллеса, отправилось к черным кораблям мирмидонян.

Ахиллес пел нежную песню и подыгрывал себе на лире, которую подобрал на руинах какого-то из разрушенных городов. Слушал песню Патрокл, а больше идиллической картины никто не нарушал.

Три посланца выросли перед Ахиллесом, как демоны из ночи.

Ахиллес вскочил с лирой наперевес, но, вглядевшись, произнес: «А, это вы… Что-то быстро я вам понадобился!»

Тем не менее, он пригласил гостей на вино с мясом.

«Да мы, в общем, только с совета… – многозначительно ответствовал Одиссей. – В пиршествах недостатка нет, а вот погибнуть завтра не хотелось бы».

И Одиссей перечислил дары, предложенные Агамемноном. На это ушло некоторое время. Остальные успели съесть мясо и выпить вино.

Ахиллес отодвинул неоднократно ставший пустым кубок и разом отрубил:

«Перестаньте докучать мне вашим жужжаньем, один за другим! Меня уговорить невозможно. Даже если дочь Агамемнона похожа на Афродиту и Афину одновременно, я и тогда ее не возьму! Я уплываю домой, в холмистую Фтию. Всё! Феникс, поплывешь со мной?»

Когда Одиссей и Аякс вдвоем вернулись с отказом к Агамемону, Диомед сказал:

«И зачем было предлагать этому человеку столько наград? Только вселять в него еще большую гордость. Разве нет других достойных, доказавших свою верность, а?!»

 

Песнь 10

Десятая песнь считается вставкой в «Илиаду». Но не поздней, а, напротив, ранней: скорей всего, десятая песнь появилась раньше других в виде отдельного рассказа. Что же в ней есть такого, первозданного?

Среди ночи Агамемнон будит вождей второй раз и второй раз спрашивает их: что, по их мнению, делать? Нестор советует: нужна разведка! Трояне встали совсем рядом, надо или подслушать, какие у них планы, или захватить пленника.

Взоры обращаются к Диомеду. А Диомед, нимало не сомневаясь, тут же говорит: мне, мол, в такой вылазке необходим один человек – Одиссей.

В то же самое время, точно так же посреди ночи Гектор вызывает добровольцев: нужна разведка! Что собираются делать утром ахейцы, отплыть прочь или сражаться? За солидную мзду согласен идти некто Долон.

В ночном мраке выясняется, что Одиссей ориентируется на равнине между ахейскими кораблями и троянским станом куда лучше природного троянца. Он первым обнаруживает движение Долона в темноте и объясняет Диомеду, как им поймать лазутчика.

Герои ловят Долона, и Одиссей, обещая безопасность, выспрашивает у Долона расположение войск нынешней ночью, какие племена с какого краю встали на ночлег. Потом Диомед, запамятовав обещание Одиссея, решительно перерезает Долону горло.

Пользуясь полученными сведениями, Одиссей и Диомед пробираются к спящим фракийцам. Диомед убивает 12 человек и тринадцатым предводителя Реза, а Одиссей выводит прекрасных коней Реза, на которых оба стремительно возвращаются к ахейцам.

Во всей операции Диомед играет роль боевой силы, а Одиссей – проводника, для коего проникновение в ряды троянских союзников есть дело вполне обыденное. Он здесь как дома.

 

Песнь 11

Как только наступило утро, Зевс отправил вниз к людям Вражду с большой буквы. Это существо стало на «огромнейший черный корабль Одиссея» и воскликнуло «мощно и страшно». Ахейцы тут же думать забыли о возвращении в родную землю.

Дальше идет длиннющий отрывок, который должен был выжать все соки из аэда и его голосовых связок; александрийские филологи впоследствии разбили его на семь песен, с 11 по 17. Но, в общем-то, сделали они это зря, так как все семь песен занимает одно непрерывное кровопролитное сражение.

(Комментарий Деметры: а во что за один день превратили плодородную илионскую равнину! И это в год такого урожая! Стыд и позор!)

Семь песен, 120 страниц, почти три часа живых усилий аэда Гектор с троянцами наседает на окруженные защитной стеной корабли ахейцев, прорывается через укрепления, пытается поджечь деревянный флот…

Есть ли в мире другое сражение, описанное столь же подробно, до мельчайших деталей? Вряд ли.

И здесь никак не обойтись без статистики. Подобно тому, как список кораблей подробно перечисляет все племена и называет всех предводителей, более ста имен, точно так же на протяжении «Илиады» вполне конкретно, часто с родословными, указывается, кто кого убил. Если воспринимать это как чисто художественное изображение войны, оно утомляет. Если же произвести подсчет, то можно сделать интересные выводы.

 

Песнь 12

В битве первого дня (песни 4-8), разгоревшейся после единоборства Менелая и Париса, ахейцы убили 59 троян, а трояне в свою очередь – только 17 ахеян. «Илиада» перечисляет всех погибших и всех победителей, во многих случаях отмечен и способ убийства, и вид смертельной раны. Порой говорится, что, допустим, Агамемнон гнал врагов и поражал их копьем, но потери каждый раз названы точно, по именам.

В битве второго дня (песни 11-17), несмотря на то, что вроде бы Зевс собрался прославить Гектора, вроде бы троянцы с утра до вечера наступают и чуть не сбрасывают объединенную греческую рать в море, ахейцы снова имеют преимущество: 103 против 36.

Кроме того, если учесть ночную вылазку Одиссея и Диомеда (песнь 10), преимущество возрастает на Долона и 13 вырезанных во сне фракийцев.

Итого на момент конца 17-й песни зафиксированные потери сторон составляют: Троя с союзниками – 176 убитых; Греческая коалиция – 53 трупа.

Счет 176:53, в общем-то, разгромный в пользу ахейцев.

А в игру еще не вступал Ахиллес.

 

Песнь 13

Что же касается индивидуальных достижений…

О не совсем понятном единоборстве Париса и Менелая уже было сказано.

Трижды мы видим поединки Гектора с Аяксом Теламонидом: первый раз по вызову Гектора на очерченном пространстве; еще дважды они сходились в ходе сражения. Можно сказать, все три раза Аякс выглядел получше, хотя результат ничейный. В битве второго дня, например, Аякс попал Гектору в грудь камнем, после чего Гектор даже потерял сознание. Правда, затем Гектор согнал Аякса с корабля покойного Протесилая, обрубив аяксово копье, но Теламонид так долго в одиночку защищал корабль против многих троянцев, что появление Гектора просто переполнило чашу.

Дважды Гектор встречался с Диомедом: и здесь ничья. Сначала Диомед бежал, провожаемый издевательским напутствием Гектора. Зато позже Диомед остановил его, бросив копье и угодив троянскому герою в голову, прикрытую шлемом.

Противостояние Энея и Диомеда заканчивается целиком в пользу Диомеда: это усугубляется тем, что Энею вдобавок помогал Пандар, и Пандара Диомед убил. Если бы не Афродита с Аполлоном, Диомед убил бы и Энея.

А вот принудил Диомеда покинуть битву ни кто иной, как Парис Александр. Его же стрела вывела из строя врача ахеян Махаона.

Всего количество пораженных врагов у лидеров с 1 по 17 песнь «Илиады»:

ГРЕКИ

Патрокл – 27

Диомед – 18

Одиссей – 17

Аякс Теламонид – 16

Тевкр Теламонид – 16

Агамемнон – 12

Менелай – 9

Антилох (сын Нестора) – 9

Идоменей – 6

ТРОЯ

Гектор – 30

Эней – 6

Парис – 6

 

Примечание к статистике:

а) Диомеду не записаны 14 зарезанных им в ходе десятой песни, поскольку произошло это в ночной темноте вне боя. Если их посчитать, он опережает Гектора.

б) Лишь два раза в «Илиаде» упоминается, что герой поразил столько-то народу без объявления имен пораженных. Это касается Аякса Теламонида (ранил пикой 12 неизвестных) и Патрокла (якобы убил 27 неизвестных). Так как случаи эти совершенно нехарактерны, они не учтены. Примечательно, что 27 анонимных жертв Патрокла мельком упомянуты после того, как только что он убил 27 названных противников. Скорей всего, это повтор.

Вывод из статистики: основной конфликт сюжета в том, что, несмотря на явный перевес ахейцев, героем № 1 остается представитель Трои.

 

Песнь 14

Пока внизу сражались, что-то происходило и на небесах.

Зевс запретил олимпийцам вмешиваться в битву. Чтобы исполнить просьбу Фетиды и как следует прославить Ахиллеса, Зевсу очень подходило временное лидерство Гектора.

Тогда Гера обратилась к Афродите: «Дай мне любви и сладких желаний!»

Афродита сняла с себя и протянула Гере некий «пояс узорчатый».

«Одень и всё получится!» – улыбнулась богиня страсти.

Гера взяла пояс, но прежде чем отправиться к Зевсу, приготовилась наслать на супруга глубокий сон после любовного акта. Персонифицированный Сон очень не хотел насылаться, припоминая случай с Гераклом: Зевс заснул, Гера вдоволь поизмывалась над героем, а потом, когда верховный владыка Олимпа проснулся, началось такое… Но Гера пообещала прислать некую Пазифею Хариту (видимо, тоже выпрошенную у Афродиты), и персонифицированный Сон растаял.

Зевс отдыхал на склоне горы Иды, откуда открывался великолепный вид на Трою. Едва Гера появилась перед ним в «поясе узорчатом», он тут же привлек ее к себе и предложил насладиться любовью.

«Здесь?! – ужаснулась Гера, богиня семьи, верности и домашнего очага. – Где всем всё видно?! Гефест устроил нам такую божественную спальню, поспешим туда!»

«Никто тебя не увидит!» – пообещал Зевс.

Вокруг них мгновенно выросли «цветущие травы, лотос росистый, шафран и цветы гиацинты густые». Золотое облако опустилось на гору.

Потом Зевс заснул, и Посейдон смог беспрепятственно отразить войска Трои от ахейских кораблей.

Именно тогда Аякс попал Гектору камнем в грудь.

 

Песнь 15

Когда Зевс очнулся и «воспрянул из объятий», он увидел лежащего Гектора и бегущих троян. А еще он увидел на поле боя бога морей Посейдона.

«Так это твои козни?! – обернулся он к сестре-супруге. – Так вот что означала твоя любовь?! Ну подожди, я помню, как ты гнала Геракла, а ты сейчас вспомнишь, что было потом!..»

Гера тут же поклялась всем, чем возможно, в том числе подземными водами Стикса, что, мол, не она направила Посейдона, он сам туда пришел.

«Если ты, лилейнораменная Гера, – сказал Зевс, – будешь на сонме божественном мыслить согласно со мною, то никто из богов нам не помешает, никакой Посейдон! Как же ты не понимаешь!»

И Гера, видимо, что-то поняла, потому что по слову владыки собрала-таки божественный сонм и объявила:

«Боги безумные! Мы безрассудно враждуем на Зевса! Мы бесполезно пылаем его укротить…»

(Комментарий Геры: первое правдивое слово за всю эту нелепую поэмку!)

Зевс отозвал Посейдона и направил Аполлона. Аполлон «ужасную силу вдохнул предводителю воинств» Гектору. Тут-то греки и дрогнули… Это единственный отрывок «Илиады», в котором число погибших ахейцев больше, чем погибших троян.

Именно тогда Гектор отрубил острие копья Аякса Теламонида.

(Комментарий Афины: сам себе певец, вдохнул ужасную силу, а потом поручил музам правильно записать…)

 

Песнь16

Явление Патрокла приходится на 16-ю песнь. Он стоит в расположении отдыхающих мирмидонян Ахиллеса и плачет.

«Что ты расплакался, как дева-младенец?» – спрашивает Ахиллес.

А надо сказать, отношения Ахиллеса и Патрокла темны и запутаны.

(Комментарий Афродиты: ничего темного, всё предельно замечательно!)

Патрокл отвечает: «Диомед ранен стрелой, Одиссей ранен копьем, Агамемнон тоже ранен, и Эврипил ранен, врачи лечат их травами…»

Главврач Махаон тоже был ранен, но Патрокл о нем запамятовал.

«Если б Трои сыны и ахеяне, сколько ни есть их, все истребили друг друга, – мечтательно произносит Ахиллес, – мы бы с тобой одни разорили Трою!»

«Отпусти меня в бой! – просит Патрокл. – Трояне устали, мы как свежая засадная армия отгоним их от кораблей!»

Ахиллес соглашается, дает Патроклу свой доспех и воинов, но требует, чтобы друг не вздумал без него брать Трою.

«Не лишай меня славы!» – говорит Ахиллес.

Численность мирмидонской армии в «Илиаде» точно названа – 2500 человек.

Патрокл с мирмидонянами вторгается в ряды противника. Внезапность – залог успеха, и «Трои сыны» бегут, успевая поджечь лишь один корабль.

Патрокл преследует их, набирая за считанные минуты свои 27 убитых. При этом ведет он себя так, что сочувствовать ему тяжело: не щадит бегущих, глумится над умирающими.

Свергнув возницу Гектора Кебриона с колесницы, он кричит: «Как он легок, как быстро ныряет! Есть и у троян водолазы!»

Обоим Аяксам, Теламониду и Оилиду, он предлагает: «Пал Сарпедон! Как бы теперь увлечь тело и над ним поругаться!»

Вот-вот и он догнал бы Гектора по числу жертв. Если бы не Аполлон…

Аполлон укротил маньяка, наслав на него слабость посреди боя. Патрокл пропустил удар сзади Эвфорба.

А Гектор добил, вонзив копье в пах.

 

Песнь 17

Нескончаемая битва продолжается схваткой вокруг тела Патрокла. Гектор забывает, что хотел сжечь корабли греков. Менелай убивает Эвфорба, гордящегося тем, что нанес первый удар другу Ахиллеса. Но, видя наступающих троян, бывший муж Елены не решается тащить тело и оставляет Патрокла врагам. Менелай зовет двух Аяксов и скоро тут собираются почти все герои с обеих сторон.

Менелай тем временем размышляет, как бы позвать на помощь Ахиллеса. Менелаю очень не хочется самому сообщать Ахиллесу о гибели Патрокла. Он посылает на этот почти подвиг сына Нестора Антилоха.

Гектор успевает снять с Патрокла доспех, а тело все-таки отбивают ахейцы.

<<Илиада 1 | Илиада 3>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.