Книга Экклезиаста

Книга Екклесиаст-1

1

Если бы я был евреем, я бы снял такой фильм.

Главный герой (далее ГГ) прилетает в Бен Гурион и узнает, что на восточных границах Израиля неспокойно. Или приплывает на яхте в Хайфу и тоже узнает, что неспокойно на восточных границах. Способ его прибытия не слишком важен; важно, что нехорошо на востоке.

Как?! Почему?! Где?!

Выясняется, что проблемы в Багдаде, там снова взрыв.

- Какое нам дело до Багдада? – спрашивает ГГ официанта, который приносит ему кофе.

- Но это же наша земля! – произносит официант, и в сей миг ГГ хочется дать ему тройные… нет, удесятеренные чаевые.

 

2

ГГ находит карту. Она висит на стене при выходе из зала ожидания.

В 35 км к востоку от Багдада проходит граница Израиля с Ираном. Судя по всему, граница горяча, как стриптизерша в Дамаске.

Дамаск, конечно, внутренний израильский город. И весь Синай исконная земля. И нет даже слова такого «иордания», а Ливан какой-то древний топоним.

Израиль входит в четверку ведущих нефтетрейдеров мира.

Население Израиля составляет около ста миллионов, из них 78% евреи.

Неужели не было холокоста?

ГГ осторожно спрашивает. Лезет в гугл. Оказывается, холокост это сожжение турками греческой колонии на острове Хиос. Оказывается, во время Второй мировой войны Израиль занимал нейтральную позицию и продавал нефть трем сторонам конфликта. Кстати, Швейцария не заработала столько денег на фашистах, ибо всепланетный оффшор – свободный еврейский город Бейрут.

 

3

Понимая, что попал в параллельную реальность, ГГ начинает анализировать, что в истории произошло иначе. Когда свершился поворот.

Израиль самое старое непрерывно существующее государство. У него колоссальный авторитет, хотя гои сильно завидуют. Яхвизм самая толерантная религия, разрешает всё, кроме поедания свиней. Правда, у евреев нет имиджа вечных странников, анархистов, разрушающих любой порядок. Зато этот имидж есть у колена Дана: весь Израиль до сих пор разделен на двенадцать колен.

ГГ обнаруживает, что все воспринимают его, как стопроцентного дана, вернувшегося из чужих пределов немножко отступника.

В мире, кажется, нет антисемитизма, но вот в самом Израиле существует развитая данофобия. Особенно часто ненавидят данов левиты.

 

4

После долгих поисков ГГ наконец находит, что отсутствует в этом большом, мощном, уверенном в себе и занимающем давнее прочное место Израиле: в нем никогда не было Книги Когелет, она же Книга Экклезиаста в греческом переводе.

Не написаны слова: «Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, всё суета и томление духа».

Не было сказано: «Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?»

 

Не запомнили: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят “Смотри, вот, это новое”; но это было уже в веках, бывших прежде нас».

Не заучили наизусть: «Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь».

 

5

Представим, что Владимир Владимирович Путин выступает на прямой линии с российским народом… а вокруг подготовленные журналисты, пресс-секретарь Песков мельтешит, верноподданные миллиардеры-генералы-писатели тянут руки отличиться… и Владимир Владимирович Путин говорит: «Оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их; и вот, всё суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!»

Представим открытие Олимпийских Игр, выходит к микрофону Президент МОК, жутко таинственная должность, стадион подмигивает вспышками, олимпийские кольца, огонь этот тоже олимпийский, всепланетное торжество, а Президент МОК открывает рот и оттуда, изо рта, недвусмысленно слышится: «В грядущие дни всё будет забыто, и увы! мудрый умирает наравне с глупым. Веселись, юноша, в дни юности твоей, только знай, что за всё это Бог приведет тебя на суд».

Представим, что захвачен торговый центр, глава террористов потребовал прямой эфир, у него за спиной заложники, на полу уже парочка влюбленных трупов в обнимочку, прочие злодеи с черными повязками и с автоматами, а он глядит в предоставленный микрофон и: «Ублажил я мертвых, которые давно умерли, более живых, которые живут доселе; а блаженнее их обоих тот, кто еще не существовал, кто не видал злых дел, какие делаются под солнцем».

Хотя что значит представим? Это были три эпизода нашего фильма, а как мы обеспечим ВВП, произносящего «И возненавидел я весь труд мой, которым трудился под солнцем, потому что должен оставить его человеку, который будет после меня», за счет каких спецэффектов – меня совершенно не интересует.

 Книга Екклесиаст-2

6

Соломон Давидович выходит к подданным.

На нем пышное одеяние, и вообще он запредельно мудр.

На дворе десятый век до н.э., а какой год по еврейскому календарю даже называть вслух неприлично.

Двенадцать колен Израиля, двенадцать глав, двенадцать разбойничьих авторитетов ждут царского слова.

Оно им как указание, как путеводная звезда в бандитской ночи.

И Соломон Давидович говорит:

- Суета сует, сказал Экклезиаст, суета сует, – всё суета!

Это шок.

Двенадцать колен молчат.

Ужас в том, что двенадцать колен стоят и сходят с ума молча.

В полной древнееврейской тишине.

 

7

Между прочим, нашего главного героя (ГГ) зовут Давид Соломонович. Нет более извращенного имени в истории Израиля, не может быть Давида Соломоновича, это как пустить ход истории наоборот.

Тем не менее Давиды Соломоновичи регулярно встречаются.

 

8

Литературное совершенство этого текста, ораторское величие царя Соломона и непререкаемый авторитет его мудрости подействовали на израильтян фатально.

Все-таки человек расширил Израиль до немыслимых прежде размеров.

Все-таки он добавлял в казну 666 золотых талантов ежегодно.

Все-таки двадцать лет весь народ для достижения оргазма в момент соития цитировал Песнь Песней того же высокопоставленного автора.

Его слог мудрейшей змеей вполз в их мозг…

И колено Дана засомневалось в единственности Адонаи.

И колено Гадово больше не могло эффективно защищать Галаад от аммонитян.

И колена Ефрема и Манассии вспомнили старые обиды.

И колено Вениамина сказало: «Иерусалим наш!»

И колено Иуды заключило сепаратный союз с коленом Симеона.

А левиты вообще…

И колено Неффалима возгордилось рецептом долголетия, вскоре потерянным.

Иссахар и Заввулон постыдно вымерли.

Асир продал веру за ливанский кедр и смешался с язычниками.

Рувим был первенец; где ты, Рувим?!

«И возненавидел я жизнь, потому что противны стали мне дела, которые делаются под солнцем; ибо всё суета и томление духа!»

Их не стало.

Вместо двенадцати гордых колен теперь на том же месте были люди, отравленные скептицизмом, не очень-то желающие по-настоящему жить.

 

9

Над горой Моисея развевается бело-синий израильский флаг. Под горой старенький профессор и ГГ ведут диалог.

- Я совсем не данофоб, – говорит профессор, – но, согласитесь, все-таки Самсон наиболее спорный герой Эпохи Судей.

ГГ добивался встречи, он кивает. Те евреи, разбросанные по свету, ценили Самсона за силу. Эти, сильные, осуждают Самсона за разврат и подчеркивают, что он из колена данов.

- Знаете, моя мама была из левитов, а папа иудей, хотя левиты до сих пор стараются держать чистоту рядов. Это я к тому, что, сами понимаете, будь я левитом… Вы, надеюсь, яхвист?

- Конечно! – горячо соглашается ГГ.

- Редкое предание о Соломоне, которое вас интересует, существует лишь среди иудеев и только в устной передаче. При вас нет записывающих средств?

- Меня проверили.

- Да, я знаю. Это ритуальный вопрос. Так вот существует предание, согласно которому Соломон нашел, как вернуться к долголетию патриархов. Будто бы на склоне лет он составил некое Поучение, и его слова были сложены столь искусно, и глубина мысли в нем была столь неизмерима, что Сам Господь возрадовался и согласился обменять дарованную ранее мудрость на мафусаилов век. После чего Соломон прожил, пользуясь совершенным здоровьем, еще девять столетий.

- А мудрость?

- В Поучении он достиг предела мудрости, а когда достигаешь предела, предмет больше не нужен.

- Скажите, не сохранило ли предание хоть обрывка цитаты из того Поучения?

- М-м… сейчас… Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после. Суета сует, всё суета.

- Это оно! — не выдержал ГГ.

Профессор тонко улыбнулся.

- Вы чувствуете стиль. Однако предание гласит, что, получив срок жизни патриархов, Соломон якобы искривил ход истории Израиля. Есть даже невероятные картины полного упадничества… вплоть до разрушения Храма. Старейшины колена иудина спорят, что это означает.

- Скажите, – вдруг спросил ГГ, – а почему не любят данов? Как вы думаете?

- Что ж тут думать… Вы понабрались всякого от чужих народов.

 

10

Суета явилась как перевод древнееврейского слова «гевел».

Гевел – мимолетное дыхание, оседающий пар, ускользающая сиюминутность.

Но пар, дыхание, прозрачный дымок, тающая снежинка могут быть красивы.

И они тоже гевел.

Царь Соломон очень беспокоился, чтобы его не забыли. Что ж: его не забыли.

Дым летит к небу, у костра сидят тени.

 

11

ГГ возлежит на подушках, он в релаксе: христианка и мусульманка попеременно делают ему миньет, это такое традиционное удовольствие на курорте Красного моря. Суть его в том, что напротив сидит приличная еврейская девушка и ведет культурный диалог о вечном.

В прежнем мире такой утонченности не наблюдалось.

Приличная еврейская девушка произносит цитату из Песни Песней Соломона, но ГГ, нарушая традицию, вскакивает, он взволнован. Мусульманка застывает с открытым ртом.

- Никто не разгадал тайну датировки! – сбивчиво говорит ГГ. – По легенде Когелет должна быть составлена Соломоном в десятом веке, а филологически получалось не раньше третьего. До новой эры, разумеется, но куда деть семь веков?! Там у нас думали, что греки напутали – нет, нет! Соломон купил за нее еще девять жизней, а записал он ее именно в третьем веке, сам! Это же так просто!

- Что такое эта книга? – спрашивает приличная еврейская девушка. – Я о ней не слышала.

- Твое счастье! Счастье вашей страны, что вы о ней не слышали!

В глазах приличной еврейской девушки что-то мелькает: «вашей страны»?! Ну, что взять с дана? Понабрались-таки от чужих народов.

А христианка и мусульманка тихонечко решают, кто из них должен продолжать.

 

12

В таком случае царь Соломон пережил смерть своих детей, и внуков, и правнуков, и Вавилонский плен… В таком случае, действительно, суета сует.

Но его больше не было в истории. Куда же он делся?

В одной реальности Израиль проколот булавками палестинских автономий, и в чужих руках Хеврон, Иерихон, Вифлеем, Галаад, не говоря уж о горе Моисея.

В другой реальности ГГ пытается стать своим в великом непрерывном Израиле, куда трудно получить визу и откуда решаются выезжать только безумцы из колена Дана, и где на парламентских выборах всегда двенадцать партий, пятьсот лет подряд всё те же двенадцать партий, и Ефрем-Манассия обязательно объединяются с Вениамином в Блок Иосифа.

А в третьей реальности горит костер, и дым летит к небу. На всей огромной земле живет пока только двенадцать человек. Здесь не сорван плод познания добра и зла, поэтому зла еще нет.

Один из двенадцати у костра – бывший царь Соломон, познавший мудрость и без сожаления променявший ее на что-то иное. Прочие одиннадцать ему под стать. В третью реальность не попадают случайно, и заселена она будет не скоро.

Зато лет сорок назад у бывшего царя Соломона появилось странное ощущение: ему впервые показалось, что не всё в мире суета, не всё гевел и не всё томление духа.

<<Книга Судей | Евангелие от Марка>>

2 ответов к “Книга Экклезиаста”

  1. Lubochka:

    Очень автору нравиться представлять…представим и мы .Его опус о Президенте России Путине прочел потрошено .захлопал в ладоши радостно- и там свои нашлись!!!И назначил автора летописцем майданутых.

  2. Lubochka:

    принять предложение или нет… Сократ не поможет.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.