Лолита

Трюк «Лолиты» в том, что она не о сексе.

Если бы, скажем, я взялся написать роман о дальнобойщиках, я бы его таки написал, но у меня суровые шоферюги обсуждали бы сравнительные достоинства Лувра и Ватиканских музеев, вспоминали старое кино и цитировали Гомера. Периодически, спохватываясь, они бы подсаживали к себе в кабину шалаву со стометровки, но поскорей от нее отделывались и снова переходили бы от Гомера… да вот к Набокову.

Тонкий стилист, он искусно создал иллюзию извращенного сознания. И все равно, все равно Владимир Владимирович не хотел трахать маленькую девочку; возможно, когда-то в молодости это мутило его воображение, о чем свидетельствует стихотворение «Лилит», однако для Набокова 50-х недозволенный секс в чистом виде маскировка.

Чем должен заниматься человек, который маскируется под наркоторговца?! С кем роман у Набокова, раз он не педофил?!

Три задушевные темы «Лолиты»:

- совокупление русского языка с английским и доведение русского языка до оргазма;

- свобода от денег;

- взаимное изнасилование Старого Света и Нового, дряхлой накультуренной Европы и недоразвитой Америки.

Он оставил поколениям образец, как надо переводить литературные тексты. Роман, созданный на английском и ставший всемирным англоязычным бестселлером, был написан изначально русскоязычным автором. Затем русскоязычный автор, разбогатевший на англоязычном бестселлере, самолично перевел его на родной русский, просто так, из любви к искусству, печатать-то было негде.

«Телодвижения, ужимки, ландшафты, томление деревьев, запахи, дожди, тающие и переливчатые оттенки природы, все нежно-человеческое (как ни странно!), а также все мужицкое, грубое, сочно-похабное, выходит по-русски не хуже, если не лучше, чем по-английски; но столь свойственные английскому тонкие недоговоренности, поэзия мысли, мгновенная перекличка между отвлеченнейшими понятиями, роение односложных эпитетов – всё это, а также все относящееся к технике, модам, спорту, естественным наукам и противоестественным страстям – становится по-русски топорным, многословным и часто отвратительным в смысле стиля и ритма» (В.Набоков).

Но «Лолита» не только бестселлер, т.е. не только сиюминутная прибыль. Она присутствует в двух самых признаваемых списках 100 лучших книг человечества, один из них без нумерации, а в том, где шедевры распределены по позициям, ее позиция №4. Опережает «Илиаду»и «Одиссею», кстати.

Есть соблазн сказать, что из четырех первых мест в англоманском списке два принадлежат русским писателям (№1 «Война и мир»), но к какой литературе относится «Лолита», к американской или русской – вопрос.

Русский перевод «Лолиты» Набоков осуществлял на ее собственные деньги, фактически по ее заказу. Он снял целый этаж в отеле «Монтрё Палас» на берегу Женевского озера – ненадолго – и прожил в восьми ужасно дорогих комнатах 16 лет.

Кто-то умный, не могу вспомнить кто именно, классно заметил, мол, Набоков делал вид, что хочет нимфетку, а в действительности хотел ездить по Америке из конца в конец и не думать о необходимости заработка. Главное свойство Гумберта Гумберта – полнейшая экономическая свобода. Дядя оставляет ему наследство с условием, что он приедет из Европы в США и займется делами фирмы, однако дела фирмы растворяются в безупречном стиле и свежем воздухе Новой Англии, деньги остаются.

Бог литературы услышал русского аристократа в изгнании. Безгонорарно промыкавшись пару десятилетий, не найдя средств доехать на похороны матери, он получил от нимфетки всё, чего желал; к счастью, желал он не того, что его персонаж.

Это потому что Набоков все-таки русский. А Гумберт Гумберт европеец. Правильное прочтение «Лолиты» в сочетании с национальностью укажет путь. Лично я впервые заглотил ее 1 января 2000 г., красивая дата, не правда ли?

Европеец искал слияния с американкой, слияния преступного, неестественного, ради слияния уничтожил ее корни и угнал кататься – а она его взяла да и соблазнила. Гумберт Гумберт даже не лишил ее девственности, она уже была того. Европейца соблазнила наглая юная активная Америка, чуждая классической культуре, и потом всю дорогу раздражала его этой чуждостью.

Геополитическое сексуальное извращение, историческая педофилия: все кому не лень разглядели в Г.Г. обобщенную Европу, а в Лолите обобщенную Америку.

Русский человек не станет брать пример с Г.Г. Русский читатель возьмет пример с русского иностранца Набокова.

Русский возьмет с нее деньгами.

<<Хармс |Доктор Живаго>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.