Марфа Посадница

Если бы от Сергея Есенина осталась только эта поэма, он не меньше был бы достоин народной памяти. Возможно, даже больше: остальные стихи, при всем их качестве, ничего не добавляют, а некоторые способны убавить. Хотя, конечно, будь Есенин автором одной поэмы, ее бы забыли – одиночные шедевры легче растворяются во времени.

А он еще и написал ее в 19 лет!

Для человека, в принципе знающего о стихах Есенина, но не знакомого с «Марфой Посадницей», она подобна взрыву.

Совершенно особый язык плюс глубина исторического проникновения. Но не воссоздание старины, которое все равно невозможно, нет, это поэтическое проникновение. Автор вряд ли как следует изучал историю – 19 лет, село Рязанской губернии – тем не менее все смыслы пойманы.

Появись такая штучка сейчас, на нее ополчились бы все охранители. В русофобии обвинить было бы сложно, Великий Новгород все-таки, зато формулировка «заказ Госдепа» прилипла бы наверняка.

Спустя век после написания «Марфа Посадница» по-прежнему тикает заложенной миной под зданием Российской Федерации. Очень уж соблазнительно противопоставление Новгород-Москва. Очень уж современен образ вечевой средневековой республики.

Очень уж провокативно читается:

«Как по быльнице тропинка пролегла;

А пойдемте стольный Киев звать!

Ой ли вы, с Кремля колокола,

А пора небось и честь вам знать!»

И очень уж талантливо, это тебе не «Никогда мы не будем братьями». Так талантливо, что энергия вырывается из строчек и шарашит током.

И в то же время очень по-русски.

То, что очень по-русски – самый страшный удар. Атака на державу вписана между букв национального кода.

Господин Великий Новгород – вырванная страница, его до слез не хватает в русской судьбе. Он романтичен, свободен, там гуляют буйный Василий Буслаев и разбогатевший Садко. В нем княжил русский святой Александр Невский.

Новгород никогда не кланялся князьям. Он нанимал их на работу. Это кружит голову. Это принципиально иная власть, вытекающая не из деспотичной бесконтрольности, а из умения делать то, зачем позвали. И такая власть первична для русских: ведь именно в Новгород пришел Рюрик на контракт.

Хоть бери «Марфу Посадницу» и распечатывай в листовках.

Сознательно ли юный Есенин накатился на империю?

И да и нет. Стоит учесть, что в 1914 г. Новгород и Москва являлись подчиненными городами по отношению к северной столице. В Москве нет Зимнего дворца, так что призыв не прямой. Скорее в поэме выясняются отношения между вечевым и тоталитарным способом править. Через год Есенин будет читать стихи императрице и ее дочерям, назад дорога еще есть.

И в том дополнительная сила «Марфы Посадницы»: внедрение идеи через позитивное чувство, пойдемте, русские люди, вместе, у нас с вами была новгородская купеческая республика, вольная, веселая, богатая. «Заходила буйница выхвали старинной…» Противник – московский царь, а нынче-то царь не московский.

Сто лет спустя то же самое звучит бескомпромиссней. Столица переехала.

От слов

«Грамотой московскою извольно повелено

Выгомонить вольницы бражные загулы!»

подымается внутри какое-то возмущение.

Выгомонить?! Хрен вам! Бражные загулы русскому человеку дороже всего. (Есенину принадлежит гениальная фраза:«Между водкой будем пить коньяк – коньяк сушит и трезвит», причем он ее специально не записывал, запомнили и сохранили очевидцы.)

Но и сторонников власти есть чем успокоить. Рано «глушить удалью московский шум», система прочна, не раскачаете.

Сказано ж:

«И писал Господь своей верной рабе:

“Не гони метлой тучу вихристу;

Как московский царь на кровавой гульбе

Продал душу свою антихристу…”»

Гой еси, в фейсбуке Есенин получил бы много лайков.

<<А вы могли бы?Белая гвардия>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.