Москва-Петушки

Москва-Петушки

Веничка Ерофеев никогда не видел Кремль, а я никогда не видел одесский дом с одной стеной. Это знаменитое место, к нему возят туристов, но я его не видел. Я знал, что дом с одной стеной сияет славой где-то в Воронцовском переулке, но не уточнял, где именно, хотя Воронцовский переулок короткий и вариантов немного.
И наконец, целенаправленно охотясь на дом с фотоаппаратом, я его увидал.
Много лет спустя…
Господи!..
Да в этом доме я выпил половину всей отпущенной на жизнь водки! Кто бы знал… Оказывается, это он. Нет, больше половины.
В этом доме с одной стеной обитал Саша Васьков, мой собутыльник с 6-го класса. Мы, понимаете, могли перепить в школе всех. Уже потом, гораздо, гораздо позже я читал Веничку Ерофеева и плакал. (Ну ладно, вру, не плакал.) Там же эти коктейли… Это ж про меня, но про меня с 6 по 10 класс. У нас с Васьковым были два коктейля, мы их называли «Кверху жопой» и «Жопой кверху». Я знаю, что «к верху» пишется раздельно, но в нашем сознании «кверху» было слитно. По правилам два коктейля пились строго по очереди. «Кверху жопой»: полстакана спирта и полстакана красного портвейна, сначала наливается спирт, затем аккуратно добавляется портвейн. Очень важно, чтобы было поровну. «Жопой кверху» наоборот: сначала портвейн, потом спирт. После дегустации мы садились на пол играть в чапаева. Так, как мы, в чапаева не играл никто, я гарантирую. У нас были очень сложные правила: рода войск менялись раз десять, вступать в бой трезвым запрещалось. Однажды на зимних каникулах мы играли в чапаева пять дней подряд. Порой – ради самоутверждения – мы приглашали на коктейль какого-нибудь еще школьника. «Кверху жопой» и «Жопой кверху» уносили кого угодно. Кроме нас. А домой я приходил всегда трезвым, потому что в чапаева мы играли долго. Ну и спорт – он отрезвляет.
Мало того. В доме с одной стеной жила первая девчонка, на которую я запал. Я хотел ее полгода, мы оба закончили школу, как-то раз счастье подмигнуло и мы договорились встретиться у нее в новогоднюю ночь…
Трудно описать мое нетерпение 31 декабря. В три я купил для нее французские духи. В четыре я купил хлеб по просьбе бабушки. В пол-пятого я зашел к бывшему однокласснику, чисто по дороге. Там сидел… ну конечно же – Саша Васьков, и они оба предложили мне сыграть с ними в преферанс. В эту игру я не проигрывал. Я спросил: «А на что? Мне стыдно отбирать у вас деньги!» Саша Васьков сказал: «У меня две бутылки водки, я одну поставлю, а ты поставь… вон, духи! Ты же чаще выигрываешь!» В воздухе запахло вызовом. Расписать спринтерскую пулю хватило полутора часов. Но что мне делать с выигранной бутылкой водки? И мы ее распили! Потом добрый друг сказал: «Мы же выпили ТВОЮ бытулку. Будет честно, если теперь мы выпьем МОЮ». Потом мы очутились уже вдвоем дома у Васькова и бахнули портвейн. А потом пришел его отчим и заявил: «Ну, десять вечера, давайте с наступающим! Вы теперь взрослые, по чуть-чуть можно…» И открыл коньяк. Затем мы шлиПросмотреть страницу по бульвару и тянули что-то из горла. Где-то с кем-то мы, кажется, подрались. Домой я приполз (буквально, через Тещин мост) в 23:40, с трудом отследил по часам двадцать минут и заснул. Бабушка была в шоке. Проснувшись 1 января, я проклял себя, позвонил неслучившейся любви и извинился. Хуже всего было то, что Саша Васьков жил в ее дворе, во дворе дома с одной стеной, и догонялись мы с ним в этом самом дворе, в подворотне. Она очень сухо ответила: «Каждому свое!» и повесила трубку.

И вовсе не ведал я о существовании гениального Венедикта Ерофеева, и не понял, что это я тоже не доехал тогда в Петушки.
И вдруг – на тебе! Годы и годы спустя выяснилось, что коктейли, убийственный чапаев и девочка Света происходили в том самом памятнике архитектуры, в доме с одной стеной. Понимаете, это как если бы Веничка Ерофеев узнал, что вообще не ехал в поезде, а все время пропьянствовал в Кремле.

<<Колымские рассказы|Мой Гамлет>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.