Песнь о Нибелунгах

Нибелунги

Чем меня всегда завораживал любой эпос: равенством персонажей, у каждого своя правда, героев несколько, не один, не два. В «Илиаде» главных героев восемь (без богов). В «Песне о Нибелунгах» их пять. Пять сильнейших, поистине эпических фигур. Ничуть не примитивных, очень неоднозначных.

Зигфрид. На первый взгляд абсолютно безупречен. Белокурая бестия в наилучшем экземпляре. Силен, храбр, честен и т.д. На второй взгляд тоже безупречен, а в чем его упрекнешь? На третий взгляд – а ведь это его сверхчеловечность, его полное соответствие идеалу Ницше инициирует череду кровавых преступлений. Зигфрид одним появлением меняет содержание голов окружающих, те не справляются с его совершенством. И если забраться на восемь веков вперед, сам идеал такого существа, истинного арийца, инициирует гибель десятков миллионов в ХХ в.

Гюнтер. На первый взгляд тип отрицательный. За ним и предательство, за ним и слабость. Однако беда Гюнтера лишь в том, что он сунулся в героические игры, не будучи героем. Сидели себе в замке три брата и сестра, явно хорошо друг к другу относились. Не будь Зигфрида, Гюнтер остался бы добрым правителем, заботливым родственником. Его мечты о далекой страшной Брюнхильде так и витали бы мечтами в облаках. Мало ли кто предается эротическим фантазиям…

Брюнхильда. Вот кто под стать Зигфриду. Недаром ее поселили в Исландии. Страна простых, жестоких скандинавских саг. Если трагедия Гюнтера в том, что он полез к героям, будучи обычным человеком, то трагедия Брюнхильды, наоборот, в том, что ее место рядом с героем, а она оказалась рядом с Гюнтером. Скрытая любовь Брюнхильды к Зигфриду в итоге побеждает, причем побеждает даже самого Зигфрида: они объединились в смерти.

Хаген фон Тронье. Монстр верности, на котором держится средневековье. Злодей первой части, во второй он становится невероятно крут. Вернее, крут он был с самого начала, но не выпячивался: он служит королю Гюнтеру и Бургундии. Не его была идея преступления, он получил приказ и выполнил, а потом нес ответственность. Он бы выполнил любой приказ. Это будущий генерал вермахта на Нюрнбергском процессе, но не он устраивал концлагеря. Грех мести на Кримхильде.

Кримхильда. Как она мечтала, слушая песню Фолькера у окна в замке!.. И братья сидели рядом. Она мечтала о Зигфриде, а потом прибыл Зигфрид. После Зигфрида нельзя больше просто сидеть у окна. Увидев Зигфрида, нельзя просто жить дальше. Доверчивая, юная, нежная… Она отдала все силы, но сумела быть достойной его. Разве в вас нет ничего человеческого, фрау Кримхильда? Было. Больше нет.нцу фильма он становится невероятно крут. даже самого Зигфрида: они объединились в смерти.

«Песнь о Нибелунгах» растянута в средневековье: события середины 436 года обработаны в меру понимания лет триста-четыреста спустя, а записаны только в XII веке. Загадочная эпоха переселения народов предстает во всей своей недосказанности. И есть там мощный заряд энергии германцев, буйных, разрозненных, хранящих в тайниках силу прежних племен – готов, франков, бургундов, лангобардов, вандалов, которые расползлись из Тевтобургского леса, из дремучих чащоб, на месте которых ныне заводы «БМВ» и «Мерседеса» вместо драконов.

Бессмысленно искать древний дух в современных немецких городах Вормс и Ксантен. Его передает черно-белая немая экранизация Фрица Ланга «Нибелунги», именно своим архаичным примитивизмом. Любимый фильм Гитлера, между прочим.

<<Витязь в тигровой шкуреМладшая Эдда>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.