Шкаф

Хочется совершенства и завести книжный шкаф.

Книга больше не носитель информации. Теперь книга – место, где можно от информации спрятаться. Антиинформационное убежище. Она ни к чему не подключена, из нее нельзя выйти в сеть. Книга замкнута в себе, слова записаны и новые буквы не появятся. Это прекрасно. Это так успокаивает…

Шкаф должен быть идеальным. Обычный шкаф не хочется. Недурно бы исполнить его в виде известного архитектурного объекта; мне приходит на ум Тауэрский мост, но я не уверен. Античные колонны вместо боковых стоек тоже привлекают.

Книги отныне надо читать исключительно дорогие. Книга вообще предмет роскоши, нет денег – иди в айпад, нищеброд. Кожаный переплет, выверенный текст без опечаток, комментарии в полтома, стильные иллюстрации, точно подобранный к произведению шрифт, да и бумага. Тактильные ощущения: пальцы прикасаются к шедевру мировой литературы. Звук: в тишине гостиной шелестят страницы.

Вот еще одна прошелестела.

Возле шкафа я буду просиживать длинными зимними вечерами. Камин приветствуется, но не обязателен. Важней правильный свет. Светлое летнее утро я тоже проведу возле шкафа – у окна в полстены. Вечером торжественно задергиваются плотные шторы.

Строго говоря, и дом надо бы выбрать правильный, в правильном городе в правильной стране… Для правильного чтения. Идеальный книжный шкаф достраивает пространство вокруг себя.

Книгами можно просто любоваться. Взял, подержал… Можно их переставлять. Я однажды, проснувшись, часа два размышлял: хронологически верно двигаться сверху вниз и слева направо, как по строчкам, или лучше, чтобы древние авторы обитали на нижних полках, а здание культуры росло вверх, подобно дереву? Интересный вопрос, после него и день складывается иначе.

Пусть в шкафу соседствуют книги и связанные с ними красивые предметы. Рядом с Гомером и Плутархом отлично будет смотреться купленная в Греции копия античной амфоры. Между Андерсеном и «Алисой в стране чудес» встанет какая-нибудь стильная кукла. Я знаю сногсшибательную дочь Красной Шапочки и Серого Волка, она и к «Лолите» подойдет. На английской полке выделим уголок для 30-летнего виски, на французской для очень старого вина.

В хорошем шкафу время останавливается. Именно это обещал когда-то единственный книжник среди апостолов Иоанн Богослов.

<<Книжечки | Краткое содержание «Илиады» Гомера с комментарием действующих лиц>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.