«Слово о полку Игореве»

Слово о полку Игореве

До сих пор звучит как музыка: «Чага по ногате, а кащей по резане», «Встала обида в силах Даждьбога внука», «Не лепо ли ны бяшете, братие».

Сколько себя помню, оно постоянно подворачивалось, хотя я не проявлял никакого специального интереса. В детстве прочел какую-то суровую книгу, где доказывалось, что «Слово…» написал князь Игорь; одним из решающих аргументов служило название: мол, слово-то игореве. Потом в Одессе некий ненормальный утверждал, что точно знает, кто автор «Слова…», и тут же требовал за ответ гонорар; о нем я даже написал в газету, но материал не взяли, поскольку ответа там не нашлось – без предоплаты чувак не раскололся. Фраза «встала обида в силах Даждьбога внука» долго бродила внутри меня, не определяясь, откуда взялась. Кинувший меня деловой партнер сказанул однажды на складе: единственная опера, которую он уважает – «Князь Игорь», и я вспомнил, как в совсем уж незапамятном детстве меня на нее водила бабушка («О дайте, дайте мне свободу!»), а в Москве на нее сходил с женой нынешний Туркменбаши, ничего не понял и под впечатлением запретил всю вообще оперу в Туркмении. И наконец лет пять назад я купил подарочное издание «Слова о полку Игореве» – с тремя вариантами текста, подробнейшими комментариями к каждой строчке и CD, куда наговорен древнерусский.

В 2015 г. «Слово о полку Игореве» вдруг актуализировалось до нелепости, до издевательства. У него оказалась неприличная территориальная ориентация.

Игорь выступает из Черниговской области и проходит около трехсот километров на юго-восток Украины, не выходя за ее границы, после чего восклицает: «О русская земля! Уже за Шеломенем еси!»

Воевать он идет половцев, врагов русской земли, но половцы обитают в Ростовской области, т.е. внутри современной России – правда, на опасных рубежах с Украиной… или теперь уже с Новороссией?

По своевольной сути похода «полк Игорев» соответствует добровольческим отрядам другого Игоря, который не Святославлич, а Валерьевич. Перейдя границу и чуток пограбив, отряд получает оторваться по самое не могу, в связи с чем «готские красные девы» на море поют радостные песни. Готские девы «Слова…» сидят в Крыму, радость их по поводу неудачи Игорева полка политически понятна и в 2015 г., только перевернута.

Всё перевернуто. Маршрут побега Игоря из плена от Дона до Малого Донца – это путь из Ростовской области в Донецк. При таком прочтении обвинительным предсказанием слышится концовка: «Князю слава, а дружине аминь».

Дружина, тебе аминь.

И мне вот интересно: если переименовать страну-помойку в «русскую землю», как в «Слове… », я буду за нее или за половцев?

 

Половцы явились на Русь из ниоткуда сразу после смерти Ярослава Мудрого и сорок лет не терпели поражений. Они разоряли мелкие города, осаждали крупные, в 1078 г. убили киевского великого князя Изяслава Ярославича.

Михайловский златоверхий собор в Киеве заложен в 1111 г. в честь победы над ними, и не эпизодической, а такой, после которой половцы сняли вежи и бежали за Дон, на Кавказ, где и оставались, пока оставался жив Владимир Мономах. Собор Михайловский – потому что посвящен архангелу Михаилу, архистратигу небесного воинства, неизменно изображаемому с мечом в руке. Искоренение половецкой угрозы было настолько сияюще-важным для киевлян, что никакого золота не жалко.

Для киевских русичей Михайловский собор служил чем-то вроде Парада Победы 1945 года на Красной площади. Представим себе, что больше в стране нет ни одного храма с золоченым куполом. Вы никогда не видали золоченого купола. Как он должен ударить по глазам, по мозгам? Его немыслимо было спутать, ибо не с чем.

При Сталине Михайловский собор был разрушен, как не представляющий ценности. Примерно тогда же Эйзенштейну выделили серьезные средства на масштабный военный фильм «Александр Невский».

 

Пару дат для полного сопоставления. Всем известно, что неудачный поход Игоря состоялся в 1185 г., а «Слово…» о нем написано уже в 1186 г., по свежему следу. Но отмотаем назад.

В 1183 г. киевский князь Святослав затевает общерусский поход на половцев – успешный. Игорь с братом «буй туром Всеволодом» не участвуют. Отчего их самодеятельность через два года в 1185 г. выглядит практически оппозиционной.

Но в 1181 г., за два года до общерусского похода Святослава и за четыре до самовольного Игорева, тот самый Святослав вместе с тем самым Игорем вместе с тем самым половецким ханом Кончаком штурмуют Киев, дабы посадить Святослава на киевский великий стол, проигрывают битву дальнему родственнику «буй Рюрику», и великим князем Святослав становится исключительно благодаря тому, что победитель «буй Рюрик» проявляет благородство в сочетании со стратегической мудростью и уступает Святославу высшую должность как старшему.

Игорь спасся тогда с Кончаком в одной лодке с поля битвы.

Еще раз.

Пацаны все вместе приходят брать Киев, стольный град русской земли. Огребают со своими союзниками-половцами. Однако Святослав как-то по-пацански решает на тёрке: страшного «буй Рюрика», видимо, устраивает виноватый благодарный великий князь. Игорь, который не смог помочь решить вопрос наездом, печенек не получает и сидит угрюмый в своем Владимире-Северском. Разочарованный в половцах Святослав открывает на них охоту – за русскую землю, естественно, даром что вчера совместно Киев окружали. Игорь и тут мимо. Ну, а затем уже сам Игорь хочет отобрать последнее у ослабевших друганов.

Думаете всё?

В 1186 г. некто очень талантливый пишет и распространяет среди князей «Слово о полку Игореве» – красиво же: за русскую землю! – а в 1187 г., т.е. через очередные два года после разборок, бежавший из плена Игорь становится родственником Кончака, соглашаясь на брак своего сына с дочерью хана.

Два года. Вот тот срок, за который правитель этой земли – русская она или нет – готов полностью сменить друзей на врагов, врагов на друзей, отказаться от прежних политических деклараций и заявить новые. А потом и от них отказаться.

Два года.

Всё легко меняется за два года, но за восемьсот лет – ничего не меняется.

И пишутся посты о ватниках и укронацистах, к постам пишутся комментарии, тоже об укронацистах и тоже о ватниках. Однако нет ватников и нет укронацистов. Проблема в том, что чага до сих пор по ногате, а кащей до сих пор по резане. Посмотрите перевод. Не дороже.

В «Слове…» молодой талантливый автор княжеского рода обращается к равным: «братие». Проблема в том, что это он не к нам. Современное «Слово о полку Игореве» будет иметь характер строго засекреченного внутрикорпоративного документа.

А обида в силах Даждьбога внука – да, встала.

<<«Повесть временных лет» | Былины: эпос, выродившийся в фольклор>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.