Афины. 12: Зевс

12-1

Медная наковальня должна падать с поверхности земли девять дней и ночей, чтобы достичь Тартара. Я всё думаю, как это.

В стену моей дизайнерской квартиры вделана копия знаменитого рельефа «Задумчивая Афина». Когда я только вселился, то часто смотрел на нее, потом привык.

Сейчас я понимаю, что в моей квартире… нет, в моей жизни – то было главное место.

Она безусловно существует, я в нее безусловно верю. Мне кажется, я видел ее однажды в афинском метро.

Нынче модно стало обвинять в оскорблении религиозных чувств – режиссеров, карикатуристов, просто мелких хулиганов. Кощунники так и рыщут по Москве, где-то неверные провоцируют мусульман… Но мои святыни тоже осквернены. Я прошу уважать мое религиозное чувство!

Меня оскорбляет церковь в Риме, построенная на останках разрушенного храма Афины. Это осквернение!

Меня оскорбляет кощунник Августин, обозвавший мою богиню демоном.

Меня до сих пор возмущает святотатство, когда прекрасные статуи моей богини сбрасывали и разбивали.

В городах, где я жил, не было ни одного ее алтаря, поэтому я вынужден был совершить паломничество в ее город.

И вот я стою на краю восточного склона Акрополя, за спиной у меня Парфенон, вокруг меня ветер, а я смотрю вниз на храм Зевса.

***

12-2

ДВЕНАДЦАТЬ ГЛАВНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ, связанных с городом Афины.

(1) Гомер «Илиада» – записана в VI в. до н.э.

Мудрец Солон упорядочил исполнение «Илиады» и «Одиссеи» на празднествах. Тиран Писистрат решил сохранить их в буквах. Благодаря ему письменная фиксация обеих гомеровских поэм произошла в Афинах. В знаменитом списке кораблей афиняне есть, их предводителем назван Менесфей, но упоминание о нем и об Афинах считается поздней вставкой, скорей всего добавленной по желанию Писистрата. С другой стороны, это ведь первый записанный текст, значит уже в первом записанном тексте Афины присутствуют. Вставка оказывается не фальшивкой, а как бы авторским росчерком, свидетельствующим: Гомер был записан в Афинах.

(2) Гомер «Одиссея» – записана в VI в. до н.э.

Беспрецедентная роль богини Афины в «Одиссее» делает эту поэму настоящим афинским эпосом, хотя о самом городе в ней ни слова. 

(3) Эсхил «Орестея» – 458 г. до н.э.

«Орестея» – драматическая трилогия, представленная на Великих Дионисиях в известном нам театре на склоне Акрополя в точно установленный год.  По времени действия «Орестея» параллельна «Одиссее», по времени создания между ними как минимум век. Орест мстит за своего отца Агамемнона, пока Телемак ждет своего отца Одиссея. Орест разбирается с Эриниями, пока Одиссей и Телемак разбираются с женихами. И то, и другое – последствия Троянской войны. В обоих случаях активно вмешивается и решает дело богиня Афина. 

(4) Геродот «История» – около 444 г. до н.э.

Известно цицероново определение Геродота как «отца истории», но его книга вообще первая проза в Европе. Ровно половина ее рассказывает о греко-персидских войнах, а значит прежде всего об Афинах. Геродот прибыл в город в 444 г. до н.э., познакомился с Периклом и афинскую часть своего труда явно писал по рассказам стариков. От персидского нашествия его отделяло в два раза меньше лет, чем нас от Второй мировой войны. 

(5) Еврипид «Медея» – 431 г. до н.э.

В трагический афинский год была поставлена самая ужасная афинская трагедия – «Медея». С ней Еврипид занял последнее третье место на театральных состязаниях, она была слишком кошмарна для золотого века, а что начнется через месяц никто не представлял. И Перикл был еще жив. А стоило бы задуматься: почему поход аргонавтов, несмотря на успех, заканчивается столь плачевно? 

(6) Софокл «Царь Эдип» – 429 г. до н.э.

Шедевр сцены всех времен и народов создал почти семидесятилетний афинянин, признанный мастер, в сороковой год своей театральной карьеры, в разгар страшной эпидемии в запертом городе после начала Пелопонесской войны. Боккаччо посреди чумы создал «Декамерон», а Софокл «Царя Эдипа». 

(7) Аристофан «Лисистрата» – 411 г. до н.э.

Комедия о сексуальной забастовке всех женщин стала эталоном антивоенного произведения. Она вечно актуальна. Поставить «Лисистрату» в 411 г., когда Алкивиад перешел на сторону Спарты, было поступком. Достаточно предположить в нынешнем Киеве на Крещатике агитацию: «Девки, не дадим бойцам АТО!»

(8) Фукидид «История Пелопонесской войны» – после 411 г. до н.э.

Такое впечатление, что «Лисистрата» убедила одного Фукидида: его Пелопонесская война заканчивается 411 годом. Хотя Фукидид как раз и не мог видеть комедию Аристофана, он пребывал в изгнании. История Фукидида непохожа на историю Геродота. Бывший афинский стратег слишком хорошо знал, о чем говорит; его надо читать с подробной картой Греции, а лучше вообще в местах действия. Недостаток Фукидида в том, что настоящая Пелопонесская война 411 годом не кончилась. 

(9) Ксенофонт «Анабасис» – после 400 г. до н.э.

Популярнейший и интереснейший текст о походе и отступлении десяти тысяч греков из Персии после гибели претендента на персидский трон Кира Младшего, за которого они сражались. Ксенофонт был участником этих событий. С Афинами «Анабасис» связывает фигура автора (он же главный персонаж), ученика Сократа.

(10) «Апология Сократа» Платона – 397 г. до н.э.

Рифмуется с Евангелием, только на 450 лет раньше и гораздо достоверней. Ницше, кстати, равно не любил Сократа и Иисуса. Тоже что-то чувствовал.

(11) «Пир» Платона – 385 г. до н.э.

Из диалогов Платона самый живой и доступный.

(12) «Параллельные жизнеописания» Плутарха – 100-110 гг.

Фактически это рождение романа. 24 пары «грек плюс римлянин» = 48 романов в кратком конспекте. Плутарх сохранил историю античности, перенес ее через темные средние века. Сбереженное им переписывали в свои трагедии Шекспир и многие другие. Именно Плутарх определил для последующих поколений «аллею славы» Древней Греции и Древнего Рима. Из 24 греков – 10 афинян: Тезей, Солон, Аристид, Фемистокл, Кимон, Перикл, Никий, Алкивиад, Демосфен, Фокион.

***

12-3

- Давно ли ты смотрела на храм Зевса со своего холма? – спросил Дионис. – В любом случае ты должна помнить конфигурацию колонн.

- Две поодаль. Между ними одна упавшая.

- Три-шесть-четыре. Если не считать те две колонны.

- Количество в ряду?

- Да. А если посчитать те две колонны, то три-восемь-четыре. Храм Зевса самый важный памятник Древней Эллады. Для нас с тобой – единственный имеющий значение. Потому что он вообще для нас с тобой.

- Триста шестьдесят четвертый год?

- В триста шестьдесят четвертом Отец отвернулся от нас. В триста восемьдесят четвертом мы были официально запрещены.

- Римский Папа Дамасий умер в триста восемьдесят четвертом.

- О, помнишь! И случилось первое перерождение. Отец решил назвать себя Папой. Две колонны – я и ты. Мы не выжили, мы оставлены. Заморожены, законсервированы. И умереть невозможно. Нас не берут. Я всё испробовал, я знаю.

- То есть храм Зевса?..

- Храм Зевса – это знак отмены пантеона.

Она развернулась и вышла из номера сквозь запертую дверь.

Вслед неслось:

- Не сомневайся! Он опять перескочил, как четыре тысячи лет назад!

Ей хотелось говорить и говорить, ей хотелось слушать и слушать Диониса, но вот сейчас она не могла. На нее обрушилось очевидное.

Как четыре тысячи лет.

Назад.

Опять перескочил.

Тогда Зевс стал Зевсом, но прежде его звали по-иному, на языке страны Кемт, и бегство от старейшего египетского пантеона сделалось началом эры олимпийцев…

В топку своего бессмертия он бросил забытых ныне богов с забытыми ныне именами. Четыре тысячи лет назад.

Бессмертие потребовало нового топлива, новых имен. Ибо планета меняется. Прометея не хватило. И он бросил туда Геру, Посейдона, Гефеста, Аполлона, Артемиду, Ареса, Деметру, Аида с Персефоной, Афродиту…

Бросил ли он туда Гермеса?

Для какой цели оставил их двоих?

Или Гермес и есть та загадочная лежащая колонна?

Ноги сами принесли ее к храму Зевса, который вчера казался живописнейшими на свете руинами, а оказался последним высказыванием, эпилогом, даже постскриптумом олимпийской идеи.

Тринадцать стоят вместе, две оторвались.

А может, оторвался Зевс и кто-то еще? Может, Афина и Дионис в общей группе?

Когда-то в незапамятные, такие прекрасные времена, она сидела совсем рядом, но мысль Отца все равно было не уловить. И этой ночью снова его неуловимая мысль замерла неподвижно в пятнадцати колоннах, плюс одна лежащая.

Храм Отца обернулся посланием, которое дочь не прочла.

Над горами светлело, она всматривалась в ордера колонн, будто надеялась угадать ответ в темнеющем мраморе… На мгновенье она словно провалилась в далекое-далекое-далекое, такое прозрачное, такое пронзительное детство человечества, туда, где в один удивительный день в ее голове вспыхнуло:

В нашем Уставе бесцветной кровью записаны две фразы. Они горят в огне Везувия, зарастают травой на склонах гор, стелются волнами Эгейского моря. Они зарифмованы в крови смертных, поднимаются к небу узорами дыма от погребальных костров. Только две фразы, одно положение.

Мы, олимпийцы, обязуемся быть счастливы. Во что бы то ни стало.

<<11: Дионис | 1: Волчица>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.