ПАРИЖ. 3: Мона Лиза

03-1

Я вам расскажу за Мона Лизу.

Прилетаешь в аэропорт Бове, едешь 80 км до Парижа, вселяешься за все деньги в убогенькую квартирку, утром вскакиваешь чуть свет в связи с отсутствующей звукоизоляцией – и бежишь к Лувру. Или сначала в метро, в зависимости от того, где расположена твоя убогенькая квартирка за все деньги.

Во дворе Лувра поражаешься эстетическому совершенству прозрачной пирамиды и грациозной линии очереди. К очереди ты и присоединяешься.

Стоишь.

Восторгаешься.

Наконец, тебя запускают в стеклянную пирамиду, она же великий архитектурный шедевр американского китайца, и позволяют купить билет.

Дальше все указатели направляют тебя к Джоконде.

Джоконда там! – советуют указатели на стенах. Мона Лиза ждет тебя! Вверх по лестнице, посетитель. Теперь направо. Теперь по этому коридору. Не смотри по сторонам, это музей одной картины.

Исторически-культурный принцип Парижа «Оставь деньги и вали!» в случае с Джокондой выражен абсолютно. Лувр вообще образец того, как не надо организовывать музеи, но Мона Лиза и в нем держится особняком.

Ближе чем на десять метров к ней не подойти, огорожено. Картина небольшая. Представьте, что вы смотрите маленький телевизор из дальнего угла огромной гостиной. Представьте, что вы смотрите футбол, но между вами и маленьким телевизором болельщики, как на стадионе. Они толкаются, селфят, тянут головы… Мона Лиза защищена от них стеклом. В стекле отражается толпа с фотоаппаратами.

И тут-то Мона Лиза действительно становится арт-объектом №1, она превращается в хитрую инсталяцию, в которой участвуют все присутствующие. И я тоже. Мы все, с фотоаппаратами и айфонами, являемся гениальным арт-объектом, но это современное искусство. Нас вместе с ней правильно было бы переместить из Лувра в Центр Помпиду.

Джоконда в зале не одна. Лувр не позволяет себе подобных вольностей, да и сама она, возможно, просила не оставлять ее наедине с китайскими туристами. В зале Джоконды еще три десятка полотен. На них никто не смотрит.

Она висит на стеночке, возведенной посреди зала. Но позади, на той же стеночке, в качестве задника, висит Тициан.

Тициан!

Ну хорошо, не будем спорить кто лучше, Тициан или Леонардо… Я согласен, что Леонардо. Но ведь за дверью в большой галерее висят две ценнейшие работы самого Леонардо, рядом с ними никакого ажиотажа. Указатель гонит: «Джоконда там!», и все несутся мимо одного Леонардо к другому Леонардо, потому что кем-то когда-то сказано:

ЗАГАДКА УЛЫБКИ ДЖОКОНДЫ НЕ РАЗГАДАНА ДО СИХ ПОР.

***

03-2

Забег к Мона Лизе – защитная реакция. Сознание не справляется с тем, что Лувр посмотреть нельзя. На это потребуется восемь дней, а носитель сознания приехал на пять. И люди обманывают себя, администрация им помогает: Мона Лиза, Венера Милосская, Ника Самофракийская…

Пробежался, всё успел.

Девять миллионов посетителей в год.

Лувр ежегодно без осечек занимает первое место в списке самых популярных музеев мира.

А по хорошему –

1-й день надо выделить на Мессопотамию и Древний Египет,

03-2+1

2-й день на Грецию и этрусков,

03-2+2

3-й день на Большую галерею крыла Денон (самый большой выставочный зал в мире, длина около 400 метров),

03-2+3

4-й день на французскую скульптуру (она того стоит),

03-2+4

5-й день на предметы обихода Людовиков и Наполеонов (сюда также можно включить старинные стены Лувра XIII века, раскопанные на цокольном этаже),

03-2+5

6-й день на французскую живопись,

03-2+6

7-й день на голландцев и северную школу (включая галерею Рубенса и Марии Медичи).

03-2+7

И хоть раз вернуться, т.к. что-то обязательно будет недопонято.

Иначе Лувр рассыпается в голове и сильно раздражает.

***

03-3

О ней набралось столько теорий, столько мистических «открытий», что прямо противно. Зачем усложнять? Всё ведь ясно.

Франциск I стал королем Франции в 20 лет. Через год он познакомится с флорентийцем Леонардо да Винчи. Леонардо за шестьдесят, король очень молод. Но Леонардо знает так много, что это гипнотизирует короля. Леонардо не просто художник, он рисующий мудрец. Он показывает королю портрет флорентийской дамы. Дама улыбается королю.

Далее судьба портрета темна. Вроде бы мудрец нетрадиционной ориентации оставил даму не королю, а своему итальянскому любовнику. Вроде бы картина позже как-то вернулась к королю. Как – неизвестно. Зато известно, что рождение улыбки Джоконды в точности совпало с рождением протестантизма: флорентиец сделал последний мазок кисточкой, а где-то в Германии некто напечатал 95 тезисов и прибил к дверям собора. Известно, что только пристроив портрет Леонардо позволил себе спокойно умереть. Известно, что в тот же год у Франциска I родился первенец, а во Флоренции родилась дочь местного герцога.

И когда они подросли, Франциск I женил наследника на флорентийке. А кого еще он мог желать в жены сыну, если сам двадцать лет мечтал о другой флорентийке?!

Король ведь не стоял в очереди в Лувр! Она висела у него в кабинете!!!

Это Мона Лиза впустила в Лувр Екатерину Медичи.

Несколько лет в Екатерине Медичи не было ничего страшного. Но однажды портрет улыбнулся Генриху II, и тот подумал, что надо быть отважным; Генрих II решил принять участие в рыцарском турнире, и не просто принять участие, а всех победить.

Это единственный случай, когда короля случайно убили на турнире. Ну, вот Путин играет в хоккей – и его случайно убивает шайбой.

«Я посвящаю эту схватку вам!» – крикнул Генрих II, а Медичи отчего-то приняла посвящение на свой счет. Но мы-то понимаем, кому король посвятил собственную смерть.

Оставшись наедине с флорентийкой, Екатерина Медичи сильно изменилась. Поначалу она не обратила внимания на портрет. Однако ее старший сын, очень похожий на деда и названный его именем – Франциск, влюбился в давно умершую, а может и вовсе не существовавшую даму. Он проводил дни перед картиной. И когда Франциск II внезапно умер, совсем юным, Екатерина задумалась. От тоски по своему ребенку, а потом желая оживить его в его вещах, Екатерина взглянула в глаза даме. С той стороны на нее посмотрел Леонардо. С той стороны на нее смотрела она сама – какой она была до своего рождения.

Так Екатерина Медичи познала свою настоящую душу.

О содержании ее настоящей души см. у историков. Будет много жертв.

Но поразительней всего случившееся с Генрихом IV. Любовник сотен женщин, уцелевший в Варфоломеевскую ночь, удравший из когтей Екатерины, добившийся французской короны, основатель династии Бурбонов – Генрих IV в зените славы захотел себе в жены тоже Медичи! Тоже флорентийку, обязательно флорентийку!

Когда он этого захотел? Въехав в Лувр!!!

Как, будучи знакомым с Екатериной Медичи, можно жениться на Марии Медичи?! Как так подставиться под нож Равальяка?!

И какова все-таки необоримая сила ее улыбки!..

03-3+

<<2: Квазимодо | 4: Братья де Мержи>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.