2005

Тихий счастливый год, когда цивилизация притаилась. В кино пусто: в такие уютные моменты шедевры не появляются. Победители всех фестивалей вопиюще скучны: хуже других «Скрытое» и «Горбатая гора». В общем, они тоже составляют европейско-американскую пару, но со знаком минус. (Русская экранизация «Мастера и Маргариты» за гранью добра и зла.) В «Скрытом» Европа от сытости и благополучия переживает несуществующий имперский долг, а в «Горбатой горе» режиссер-эмигрант разрушает чисто американский код вестерна хакерской атакой гомосексуализма. Такие штучки проканывают лишь в декадентский миг конца прежней истории. Потом наступает история новая, которая опять требует напряжения всех сил.

 

Любой европеец, любая европейская семья имеет свой скелет в шкафу. Нормальных – нет. И быть не может. Европа обязана испытывать чувство вины.

А как же! Вы образованы, у вас есть дом, вы живете полноценной жизнью? Не может быть, чтобы вы не были в этом виноваты! Подобное чувство вины русской интеллигенции в десяток лет развалило империю, которую поколения строили веками. Тоже страдали, что они, видите ли, в Петербурге, а бедные мужички по деревням мыкаются. В «Скрытом» Михаэль Ханеке призывает европейца завести третью щеку, потому что подставить две уже мало.

Действительно мало: с одной стороны во Францию прут негры, с другой арабы, с третьей какие-нибудь албанцы, эти больше злые, чем нищие. Так и трех щек мало, есть еще украинцы из Черновицкой да Ивано-Франковской областей, забыли? Быть французом стыдно! Как и быть немцем! Если, разумеется, ты не цыган или, скажем, не имеешь корней в какой-либо малоимущей стране.

Сюжета там на две фразы. Нормальный французский мальчик в возрасте шести лет не захотел, чтобы родители усыновили восьмилетнего алжирского мальчика. Он ничего не мог решить, он ведь мальчик, но он стал ябедничать… в общем, вел себя так, как ежедневно ведут себя дети в школе. И родители, о ужас, не усыновили алжирца! И наш мальчик, французский, таким образом поломал алжирскому мальчику всю жизнь: алжирский мальчик не стал старшим братом, не получил образования, не научился зарабатывать деньги, не купил виллу в Ницце, у него нет квартиры в Париже… Теперь чувство вины наблюдает за домом, где живет повзрослевший француз. Он страшно виноват. Во-первых, он белый. Во-вторых, он прочел много книг. В-третьих, у него всё хорошо. В-четвертых, это самое стыдное, когда-то он отказался разделить дом, состояние и будущее с маленьким алжирцем.

Но позвольте, Алжир, мне кажется, боролся за независимость от Франции? И получил ее. Или я что-то путаю? Нет, если бы Франция была империей, а Алжир был бы ее частью, североафриканской провинцией, то французы безусловно должны были бы отвечать за образование, трудоустройство, соблюдение прав всех-всех алжирских мальчиков. У империй вообще есть нехорошее свойство – они за всё должны отвечать. Но Алжир сам выбрал независимость, не правда ли? За что теперь должны отвечать французы, кроме невмешательства в судьбу южных соседей?

Это же не просто два мальчика. Это метафора: сытая Европа и несчастные альтернативные миры. И между прочим подразумевается, что теперь любые действия молодого араба, который воспитанный сын постаревшего неусыновленного мальчика, будут оправданы.

 

В «Двенадцати стульях» Ильфа и Петрова была такая Фима Собак, проходной персонаж, подруга незабвенной Эллочки Людоедки, которая пользовалась у Эллочки безусловным авторитетом, так как знала слово настолько сложное, что оно не могло Эллочке даже присниться – «гомосексуализм». Чудесная сила этого слова поражает до сих пор. Оно покорило Венецию и укротило самого «Золотого Льва», теперь у хищника на хвосте кисточка с голубой ленточкой. Затем оно гипнотизировало Американскую киноакадемию и подарило «Оскар» за режиссуру тайваньскому китайцу Энгу Ли. Притаившийся дракон занялся отчаянным сексом с крадущимся тигром, и кто из них начал это безобразие, сейчас уже не установить.

В определенных, не таких узких по нынешним временам кругах, успех «Горбатой горы» полнейший и бесспорнейший. Можно сравнить с ролью блокбастера «Чапаев» в деле воспитания коммунистической молодежи. Переводя на отечественную ниву, это кино о том, как тракторист Васька трахнул спьяну механика Петьку, чем поломал себе комсомольскую карьеру в далекие 50-е годы.

Кто-то заметил: «Джон Уэйн перевернулся в гробу».

Кто-то полон глубокого удовлетворения: «Наши вошли в город».

Ничего не имею против гомосексуализма и вообще любых форм сексуальности.

Ничего не имею также против какой-либо расы, национальности; при личном общении цвет кожи или язык, на котором говорит человек, не влияют на мою оценку ни капельки.

Но то ли я прочел слишком много лишних книжек, то ли у меня чрезмерно цепкая память: я все время помню, что американскую цивилизацию – ну, ту, что изобрела Декларацию независимости и теперь правит миром, – ее создали белые, гетеросексуальные, англоязычные мужчины, чуждые какой бы то ни было политкорректности. Они стреляли друг в друга при первом подозрении. Они грубо наваливались по ночам на своих жен, не забыв перед тем прочесть молитву, и радовались каждой новой беременности, чтобы заселить огромные пустые пространства (индейцев они за людей не считали). Они были чужды религиозной терпимости, чуть что линчевали, а о го-мо-что там дальше? Сложное слово не могло им присниться, в этом они сходились с Эллочкой Людоедкой, в крайнем случае назвали бы сей предмет «содомия»… и потянулись бы за веревкой.

Современному гражданину было бы трудно с ними за одним барбекю. Но я склонен думать, что именно их угловатые, неудобные сегодня внутренние качества сделали эту страну такой большой, неделимой, нахальной и успешной.

<<2004: «Головой о стену» vs «Убить Билла» | 2006: «Апокалипсис»>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.