11

11

Костел Святого Казимира самый многопретерпевший: за четыре века он побывал храмом четырех религий, служил складом, ему сносили голову и пришивали новую, ему укорачивали плечи и возвращали старую голову на место. Его невозможно окинуть одним взглядом, он как слон, познаваемый слепцами. Зато новой-старой головой он подмигивает из разных, порой неожиданных мест города. Он носит имя небесного покровителя Литвы, по совместительству молодого мальчика, имевшего право да так и не ставшего великим князем литовским.

Еще он розовый.

 11+1

Была процессия, и слова к вящей славе Божьей, и 13 000 братьев по всей Европе. Был 1611 год. И благочестивые выражения лиц, и нескрываемая, непреходящая радость от того, что Кремль наш.

Не все иезуиты были поляками, не все поляки были иезуитами. Одни считали себя самыми умными, другие самыми храбрыми.

Но ни первые, ни вторые не знали о таинственной силе, спрятанной в этом городе.

- Мой юный друг Анджей… Или Андрей?

- Все равно.

- Мой юный друг Анджей, королева Барбара умерла очень вовремя. Иначе ее… ммм… родственники утянули бы влюбленного короля в реформатскую ересь. Король, увы, становился непрочен в вере, когда рядом с ним была она. Да и насколько лучше дочери Габсбургов, чем особа, прямо скажем, не королевских кровей.

- Но почему же тогда…

- А мы не признаём, что это она. Святой образ не имеет к ней никакого отношения. Кто-то видит отдаленное сходство. Это болтовня невежд. Потому и нужен университет здесь, чтобы разогнать тьму невежества. К тому же, мой юный друг Андрей, мы сделали так, чтобы именно эта икона хранилась не у Святых Иоаннов, не у Святой Анны, не у Святого Казимира, а в дальних городских воротах, где ее все забудут.

- Я слыхал, – юный друг понизил голос до шепота, – будто мать короля отравила…

- Глупости! Бона Сфорца никогда бы не совершила преступления! Да, она не любила Радзивиллов и их сестру, но кто же любит еретиков? Бона Сфорца была сильна в вере и не нам судить ее.

Юный друг решился.

- Скажите, наставник, – взволнованно спросил он, – так на иконе королева? Или нет?

- На иконе Дева Мария, – строго и сухо ответил иезуит. – Кто же еще может быть на иконе?

- Дева Мария помогла нам взять Москву, – склонив голову, произнес Андрей.

- Кто же еще, кто же еще, мой юный друг Анджей?

Процессия подошла к массивному порталу Святого Казимира, и новейший, едва достроенный храм-красавец принял в себя братьев ордена.

11+2

<<10 | 12>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.