12

12

Где наш дохлый экскурсовод? Нам от него срочно надо пару слов по поводу Доминиканского костела Святого Духа.

Иосиф Бродский, скажет экскурсовод, назвал этот костел «ушной раковиной Бога».

В подвалах, вспомнит экскурсовод, доминиканцы хоронили умерших.

И – да! – костел находится на улице Доминикону.

Если гид недобросовестный, он добавит, что в подземельях прятали замученных инквизицией – доминиканцы же. Если добросовестный, сообщит, что в костеле службы и теперь ведутся только на польском языке.

 

Был какой-то особо кровавый закат, и переулки, и путь от Святого Казимира к Святому Духу. Был 1652 год. Было тяжело, идти не хотелось.

Анджей вспоминал себя молодым, 20-летним, когда казалось, что Республика Обоих Народов пополнится народом третьим. И как радовались…

И как он ничегошеньки не понимал.

Псы Господни древнее ордена иезуитов. Раньше думалось – дряхлее. Теперь ясно – всё не так, их Папа на престоле, у них знание о том самом, долгие годы запретном.

У них? Или у одного человека?

Раньше думалось: они отстали, а мы воины света против реформатов. Так думалось раньше.

Вот он. Белое одеяние. Приветствия – как ни в чем не бывало.

- О ваших подвалах говорят страшное.

- Ничего страшного. Мы просто складываем туда трупы.

Глаза как глаза. Человек как человек.

Два часа восхвалений, благословений и одна большая проповедь.

Анджей сам почитался выдающимся проповедником, в костел Святого Казимира приходили специально к нему. Но здесь, у доминиканцев, он весь превратился в ушную раковину.

Через два с половиной часа растерянный выдающийся проповедник Анджей вышел из костела Святого Духа и побрел по кривой улице стекольщиков.

Он шел и думал. Ему 61 год. В далекой юности он причастился к тайнам иезуитов. Сорок лет верил, что это тайны.

Нет тайн. Есть правда, и едва ты ее узнаёшь, всё вокруг становится ясным. Тайны взрываются пониманием, и стоишь, как дурак. Вернее, идешь по улице стекольщиков.

Францисканцы контролируют Семь Соборов. Много раз проворачивался испанский сапог, чтобы доминиканцы имели возможность сказать это наверняка.

Молитвы, реликвии, иконы, часовни – всё чтобы запутать, чтобы отвести взор от единственной нужной молитвы, сказанной в единственной часовне перед единственной реликвией. Последние тридцать лет инквизиция не наказывала еретиков, а собирала информацию. Поэтому столько… ну, вы понимаете. А как ее иначе собирать? Только так.

Отцы реформатов были первыми, кто что-то пронюхал. Они пытались помешать посвященным в Семь Соборов прыгать через века. У доминиканцев нет цели помешать. Есть цель научиться. Завоевать знание, которым с нами не хотят делиться.

Но Семь Соборов не всё. В этом самом городе, вроде бы христианском, а по сути в сердце древнего язычества, зародилась идея очень большой силы. Францисканцы первыми успели к последним безбожникам, на капище, где выли железные волки… Что они тут разглядели?

Дьявольское число 13 собирается по частям. А может, не дьявольское. Может быть, число Иисуса: 12+1.

Костел Святой Анны – второе слагаемое из тринадцати. Построившего это чудо учитель сбросил с лесов не из зависти. Тот, в капюшоне, скользит сквозь время.

Королева Барбара не была настоящей сестрой Радзивиллов. Так что она еще менее высокого происхождения… или более низкого… чем думала Бона Сфорца. Хотя – смотря что считать происхождением. Возможно, ее происхождение сильней королевского.

Бона Сфорца не была настоящей дочерью герцога.

Они сошлись в поединке в городе, назначенном центром силы через тринадцать поколений.

И победила…

Анджей дошел. Перед Святым Казимиром он посмотрел вправо, в сторону Ворот Зари. Он вспомнил взгляд иконы Девы Марии.

Но главное человек в белом одеянии открыл напоследок.

Анджей должен покинуть Вильно, бросить прихожан и отправиться в дикие места на встречу с московитами. И там погибнуть.

Зачем?

Чтобы остаться жить.

<<11 | 13>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.