13

13

Нет более русофобского места в Вильнюсе, чем костел Петра и Павла. Внутри он белоснежно-прекрасен.

Белоснежные апостолы посматривают вниз, как бы между прочим благословляя посетителей. Потому что у Петра и Павла не прихожане и даже не всегда верующие – тут посетители. Японцы щелкают фотоаппаратами, после чего оказывается, что они китайцы. В Сингапуре спутать было бы стыдно, в Литве можно. Русские тоже щелкают, не зная истории. Белоснежный апостол Андрей грустен. Он небесный покровитель Руси. Петр, напротив, очень даже в порядке. И Святой Франциск удовлетворен.

Костел Петра и Павла обещан и построен в ознаменование победы над русскими.

В ознаменование чудесного спасения от русских.

В честь изгнания их из города Вильно.

Белоснежно-прекрасен…

 

13+1

 

Был князь, и необоримый холм, и враги внизу. Был 1661 год. Было всё, как когда-то, как триста лет назад, только князя звали Данила, а враги кричали зло по-польски, не по-германски, и не похожи были на тевтонских рыцарей.

Князь защищал верхний замок больше года. Он сам с трудом верил, что так долго.

Его оставили с небольшим гарнизоном, нарекли «воеводой Вильны», но потом пришли поляки… вернее, ушли свои.

Свои ушли предсказуемо, спокойно, как будто так и следует. Князя оставили.

Или князь остался.

За Вильну не собирались держаться. Это было стратегически верно. Царь вообще стратегически не ошибался, именно этот царь. Спокойный и стратегический.

И лишь один князь Данила Мышецкий почему-то держался за Вильну.

Он схватился за нее всеми силами своей души и всеми силами, которые вверили ему в подчинение.

Нет, князь не был сумасшедшим. Однако под этим холмом ему довелось спать. До назначения «воеводой Вильны» (бредовая служба, несуществующая) он совершенно не думал умирать здесь. Дома на Москве ждала Аннушка с наследником. И православные храмы. Особенно он любил царский выход по праздникам на Соборной площади Кремля.

Но сколько ни спал князь на Москве, ему ни разу не снился железный волк. Вой железного волка захватил сознание, открыл доселе незнаемое и не отпустил. И князь не жалел, что так глубоко заснул под виленским холмом.

Так же глубоко спали на этом месте древние языческие вожди Литвы. Например, Гедимин, основатель Вильны. Отчего теперь волк решил явиться православному русскому князю?

Волк желал, чтобы его выпустили на волю. Выпущенный на волю, железный волк готов был покорить целый мир.

Ибо Семь Соборов разбросаны по целому миру. С их помощью бродят по временам и переживают заново свои и чужие жизни. Но 13 храмов силы могут быть сплетены в сеть только тут, в Вильне.

И те, кто знают, стремятся воплотить.

И те, кто знают, стремятся им помешать.

Уже есть четыре.

В каждом должен погибнуть посвященный. Он должен погибнуть трагически, чтобы жить дальше.

Католики хотят 13 костелов.

Но почему тогда сон приснился православному князю?!

Князь хитро прищурился. Осада началась в апреле того года. Сейчас март этого. Настоящая осада. Не считая месяцев, когда поляки стягивали войска. Затем подтянулся король. Но и король застрял, и вынужден смотреть на замок своих предшественников снизу вверх. Потому что железного волка отныне представляет православный князь Данила.

Год поляки вместе со своим королем пытаются выбить московитов из Вильны. Московиты-то давно дома, но русский князь занимает гедиминов замок на холме. У него осталось семьдесят восемь воинов. И тысячи поляков внизу.

Когда 13 храмов соединятся, весь мир не сможет им противостать. Здесь, на холме их питает чудотворная благодать. Надо продержаться, простоять еще чуть-чуть, освятить церковь в этом месте и красиво погибнуть.

Тринадцати быть! Но это не будут 13 костелов.

Господи, если бы Ты не привел меня сюда, я бы умер навсегда, рядом с женой и сыном, а так я обретаю Твою мощь, спасибо Господи!

Князь с нежностью подумал о бочках с порохом, собранных в башне.

Только бы совершить…

Если я взорву их и взорвусь сам, то на холме – на моем холме! – встанет церковь с белоснежными стенами, и как прекрасно она будет смотреться, когда пойдет снег.

А если я проиграю, если не смогу… еще немножечко… то белоснежный храм поставит кто-то другой, вон тот, что стоит под горкой и боится начать шестой приступ, пять раз получив от меня по шапке. Его белоснежный храм не будет на холме. Он выберет долину. Я видел его белоснежный храм во сне и я больше не хочу его видеть.

- Князь! – услыхал он.

Только не предайте…

- Поди к нам, князь!

Его собственные солдаты, страшные, голодные, непобедимые. Им надоело быть героями и они подходили дугой, они подходили, как косарь заносит косу.

«Святой Андрей Первозванный, помоги мне одолеть Петра Ключника!» – быстро помыслил князь Данила еретическую молитву.

Но молитва была еретической.

И Святой Андрей не помог.

13+2

13+3

13+4

13+5

<<12 | 14>>

Один ответ к “13”

  1. Александр:

    Вот она-голография!

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.