14

14

Никуда от Бродского не деться: его «Литовский дивертисмент» хоть коротенький, а страну припечатал. И тоже хочется «смотреть в окно и видеть сад, кресты двуглавой Катерины». Я, правда, в это же окно могу видеть еще колокольню Святых Иоаннов и крышу Доминиканского костела, но и тут не без Бродского – «ушная раковина Бога».

К российской императрице, кстати, двуглавая Катерина никакого отношения не имеет. На фасаде видны черные цифры 1743. Вообще-то будущей повелительнице двуглавой империи в 1743 году исполнилось четырнадцать, и, зная Екатерину, можно было бы подумать, что так указан ее первый сексуальный опыт. Но нет. Императрица еще мала, руки ее до Вильны еще не дотянулись.

Оборачиваясь, двуглавая Катерина заглядывает в еврейский квартал.

 

14+1

 

Были два иудея, и никого рядом с ними, и затихла узкая, вечно шумная улица, чтобы дать им влить мудрость одного в уши другого. Был 1743 год. Было почтительное внимание и темная комната посреди бела дня.

- Мой юный друг готов услышать и понять? Что ж, я открою ему глаза, не надо бояться жить с открытыми глазами. Это я говорю моему юному другу, как бывший слепой. Евреи приютились в тесном городе, но есть много разного. Можно ходить по грязным закоулкам, а можно плыть по морям под парусом.

- Разве это возможно для евреев?

- Для евреев возможно всё, даже иметь собственное государство, даже плыть под парусом, на котором будет начертана звезда Давида.

- Не может быть.

- Ой, что мой юный друг знает о 666 годе? Приставим к нему единицу, это грязное исчисление чужих лет, но если мы собираемся плыть когда-нибудь под своим парусом, мы должны прислушаться к их математике.

- Тысяча шестьсот шестьдесят шестой? По вашему… То есть, по-нашему…

- Пусть юный друг не трудится, он ничего не знает об этом годе. А некий мудрец давно сосчитал и заранее сообщил, что в 1666 году мир изменится. И мир изменился. Потому что мы открыли один их секрет. Отчего благочестивые евреи все эти 76 лет переселяются в Вильно?

- Потому что здесь нет гонений.

- Гонения будут, мой юный друг, обязательно будут. Но кто-то хочет сделать Вильно центром мира. И мы не против. Кто-то хочет вскрыть тут такие силы, какие помогут этим миром править. Совершенно незачем будет его завоевывать. Просто он начнет нас слушаться.

- Вас?.. То есть нас?

- Если мы перехватим замысел этого кого-то.

Снаружи послышался шорох. Старший прислушался и поднял палец. Но, видимо, то была мышь, разочарованная в бедности попавшегося ей дома.

- Им нужны 13 мучеников в 13 домах. Дома с крестами они называют храмами. Самое смешное, что с появлением мученика дом с крестом от храма уже не отличается. Мученик и есть храм.

- Я был в Риме. Я видел дома и видел кресты.

- Да, но мой юный друг не видел главного. Эти мученики могут возвращаться и разговаривать с живыми. Их пока пять. И все пять – из разных конфессий. Францисканец, доминиканец, иезуит, светская католическая королева и, трудно поверить, православный.

- Следующий… – взволнованно сказал молодой человек.

- Следующий иудей.

- И… что он должен?

- Он должен перейти из католичества в иудаизм, быть обнаруженным, отвергнутым и сожженным.

Молодой человек был мало похож на еврея. Внешне он сильно отличался от рабби, но глаза его горели.

- Я уже оставил католичество и принял иудаизм.

- Значит, дело за немногим.

- И Вильно станет Иерусалимом?

- Вильно уже как Иерусалим.

Молодой человек подумал.

- Барбара Радзивилл. Анджей Боболя. Францисканец?

- Тот, кто строил костел Анны. Сброшенный с лесов.

- Но как же может быть православный? Кто?!

- Трудно поверить: Даниил Мышецкий. Иезуиты умоляли его перейти в их веру. Обещали спасение. Даже не врали, как-то договорились с королем. Потом умоляли короля отпустить Мышецкого на все четыре стороны.

- И что?

- Король их не понял. А тайну они, разумеется, не открыли. Мышецкого казнили на площади, и он стал последним.

- И неужели православные?..

- Да, последний забирает почти всю силу. Сам видишь, что происходит… Теперь православные первые у источника.

Молодой человек вскочил и гордо поднял голову, на миг забыв, что он больше не польский магнат из рода Потоцких.

- Я передам это право иудеям!

Рабби сощурился.

- Ну, это право временное. Важно, что будет в конце, когда исполнится число 13.

- Все равно. Я хочу огня.

Рабби покачал головой:

- Они простят тебя. Они не позволят.

- Я заставлю их!

- Еще вот что, – вдруг сказал рабби. – Есть подозрение, что их было шесть, а не пять. И мы не знаем, кто этот шестой.

14+2

<<13 | 15>>

Один ответ к “14”

  1. Александр:

    Виленские мученики,как и любыееее другие…а вот были ли весельча-ки…

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.