16

16

Улица, ведущая к Воротам Зари и Остробрамской иконе, разделяет восток и запад. По восточной ее стороне расположен православный монастырь Святого Духа (не путать с Доминиканским костелом Святого Духа, вот как тут всё наворочено). Прямо напротив по западной стороне запланирован конец православию в виде униатского монастыря.

Судьей в историческом споре выступает архитектор Глаувиц. Для православных он соорудил уникальный зеленый алтарь, для униатов – вход. Еще он строил для евреев, для лютеран и, разумеется, для католиков. Если император Александр Iмечтал примирить три ветви христианства, то Глаувицу на полвека раньше удалось воссоединить всех в своем творчестве.

Вход униатов красив и заманивает внутрь.

Внутри разруха и фотографии киевского майдана.

 

Был строительный мусор на полу, и недопитый бокал пива, и какие-то документы, и чемодан с пачками денег посреди строительного мусора. Был 2008 год. Были ужасные биржевые новости, кошмарно падающие вниз графики, была паника.

- Я не понимаю… – беспомощно пожал плечами один бизнесмен.

- Я повторю, – сказал второй бизнесмен.

Первый бизнесмен нелепо огляделся.

- Не оглядывайтесь, я не сошел с ума и не стану душить вас клейкой лентой. И я по-прежнему инвестор. Попытайтесь принять как факт: мертвые люди из будущего могут приходить и общаться с живыми людьми из прошлого.

- Мертвые, из будущего… с живыми, из прошлого… – прозвучало как повторение условий договора.

- Вы в какой-то степени монах, не правда ли? Иначе куда я вкладываюсь?

- Юридически…

- Нас не интересует юридически.

Монах (в какой-то степени) невольно вздрогнул, услыхав это «нас».

- Мертвые из будущего могут и общаются с живыми из прошлого. Хотя мертвые не совсем точное слово. Они бы не согласились.

Инвестор глянул испытующе. И решил продолжать.

- Они элита. Они похоронены в одном из Семи Соборов и получили вечную жизнь. Но их вечная жизнь направлена только назад. Они способны сколь угодно проживать те минуты, дни и годы, которые уже произошли. Они не способны жить вперед. И не способны ничего менять.

- Вечную?

- До поры до времени вечную. Неважно. Итак. Вы затеяли отель в монастырских стенах. Никто не в курсе, кто реальный хозяин. Я вам неслабо помог, не так ли? Теперь я хочу, чтобы вы помогли нам. Я хочу, чтобы вы устранили келью Конрада в монастыре и сделали там обычный гостиничный номер. Подчеркиваю – совершенно обычный номер. Без памятных досок и прочей стилизации.

- Там уже есть памятная…

- Я знаю. Ее надо убрать.

- Меня проклянут.

- Естественно. Но кто? Общественное мнение, не более. Затем вы восстановите келью Конрада в новом месте. Она должна быть никакой.

- Можно вопрос?

- Конечно.

- Зачем?

- Вопрос хороший. Как ни странно, я объясню. Существует слух, или проект, или обман, или идея – в общем, нечто о 13 храмах. Пока элита Семи Соборов путешествует по средним векам, это приемлемо и справедливо, на то она и элита. Это ее счастье.

- Ваше! – быстро сказал в какой-то степени монах.

- Да, – согласился инвестор. – Моё тоже. Но вы осознаете, что я сейчас жив?

- Видимо, со мной говорите не совсем вы.

- Поздравляю, вы сравнительно образованный человек… Так вот: 13 храмов это оружие невероятной мощи. Сказано, что они соберутся в одном городе – в этом. Город лишь притаился дырой. Это дыра куда-то. Комбинацию придумал Святой Казимир, небесный покровитель Литвы. А Гер-Цедек сумел включить туда евреев.Никто не знает наверняка, что это за оружие. То ли возможность влиять на мнения в прошлом. То ли менять настоящее… Впрочем, это одно и то же. То ли вмешательство создаст парадокс и целые области пространства выпадут в никуда.

- А при чем тут келья Конрада?

- Тюрьма была в стенах упраздненного – упраздненного! – монастыря униатов. Мицкевич сидел в келье Конрада и сделал ее символом. Сейчас монастырь униатов восстановлен – восстановлен! – и символ Мицкевича внезапно стал символом веры. Такой кульбит… И это 9-й храм из 13-ти. Во время войны в гетто уничтожили 11-й. Нет, не спрашивайте… И осталось всего три – до чего? Что произойдет, когда добавится последний 13-й храм? Чьим будет это оружие?

- Но Мицкевич был против России.

- Он был не так против России, как надо быть против России. Я вам только скажу, кто пришел однажды к Мицкевичу… как я к вам… и открыл ему видение. Это парадокс: император Александр! Теперь поэт Мицкевич похоронен в Вавельском соборе в Кракове рядом с королями. Он часть.

- Но вы говорили… мертвые из будущего к живым из прошлого… как же?..

- Александр пережил Мицкевича. Он умер в 1864 году в Сибири в образе старца Кузьмича. К Мицкевичу из 1864 г. он мог успеть многократно. Почему, кстати, старец Кузьмич? Потому что августинский костел Вильнюса был в древности церковью Косьмы и Дамиана. Здесь за углом.

- Я не успеваю за вашей мыслью…

- Да и не нужно. Просто десакрализуйте келью Конрада. Вам же деньги с отелем, а не захоронение в соборе.

<<15 | 17>>

3 ответов к “16”

  1. Александр:

    Тут так все классно-зачем нам Кузьмич-Так все красиво было у Александра,а вот у Мицкевича зато потом-Вавельский собор!-ах,какая женщина…

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.