19

19

«Сто лет минуло как тевтон…» – это начало лучшей поэмы Мицкевича «Конрад Валленрод», самой провокационной и провидческой. Но это и строчки Пушкина, так как именно его перевод вступления к «Конраду Валленроду» остался на слуху. Честно говоря, перевод не слишком удачный.

А вот памятник Пушкину в Вильнюсе оригинальнейший. Впрочем, памятник не столько Пушкину, сколько Петру Петровичу Петрову.

Петр Петрович Петров слева.

А.С. справа.

Впоследствии Петр Петрович Петров поменяет имя, затем фамилию, но здесь, в Пятницкой церкви в 1705 году он был записан Петром Петровичем Петровым.

Памятник утверждает, что православный эфиоп Петр (Абрам) Петрович Петров (Ганнибал) славен тем, что он прадед поэта Пушкина и в том его заслуга перед русскими людьми.

Скажите, когда вы последний раз читали Пушкина? Ну, или хотя бы вспоминали его стихи? А когда вы последний раз кушали картошечку? Жареную там, или вареную с селедочкой? Или в составе салата оливье? То-то.

Петр-Абрам Петрович был первым и главным распространителем картофеля на Руси. Едоком-испытателем. Он прошел весь картофельный путь, от баловства Петра I до стратегического заказа Екатерины II.

Любишь картошку? Скажи спасибо эфиопу!

Но между эпохой Петра I и эпохой Екатерины II была еще эпоха Елизаветы (не считая мелких пакостников). И при ней Петров-Ганнибал будь здоров как отличился. При Елизавете он был мэром Таллинна, то бишь коментантом Ревеля, и это для нас особенно важно.

Интересно, как на нового коменданта косились члены Братства черноголовых? Или как сам он воспринял их герб с негритянской головой?

19+1

Когда герб придумали, он казался жутко экзотичным в северном краю, и вдруг на тебе – такой хозяин города!

Сильно удивился бы Абрам Петрович Ганнибал, если б гость из будущего открыл ему страшную тайну: что самое экзотичное в нем – его правнук.

В правнуке 12,5% эфиопской крови. Нос-губы-брови утончились. Глаза, правда, стали еще безумней. Сравнить два русских лица можно во дворе Пятницкой церкви на улице Диджио, где Петр I окрестил Петра Петровича Петрова.

19+2

Правнук в Вильне не бывал, зато силой воображения создал корчму на литовской границе. И нас всех туда привел.

Для некоторых воображение обернулось реальностью.

 

- Что ж ты закручинился, товарищ? Вот и граница литовская, до которой так хотелось тебе добраться.

- Пока не буду в Литве, до тех пор не буду спокоен.

(А.С.Пушкин, «Борис Годунов»)

 

Беглому еретику границу закрыли, но ему повезло и он ее перешел. Это нервно.

Сцена так и называется: «корчма на литовской границе». Как она понятна в 2014 г. и как она выписана!

Однако легкое перо Пушкина заодно начертило и парадокс. Сегодня литовская граница – самая удобная дверь в Евросоюз для беглых еретиков. Но Гришка Отрепьев, он же Лжедмитрий, перейдя вожделенную литовскую границу, оказался… на Украине. Научился махать саблей и ездить на лошади в Запорожской Сечи. Потому что Украина в начале XVII века была Литвой.

Никогда нельзя быть уверенным в географии!

<<18 | 20>>

2 ответов к “19”

  1. Александр:

    Сомнения у меня,что он Лжедимитрий,не говоря уж Гришке.А царевичу плевать,что Гришку проклинают.
    Да.Вот и Одесса Литвой была,а я было спорил…

  2. free craigslist posting

    Universal Free Classified Ads

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.