37

37

По-хорошему, Нида – это, конечно, Пруссия. Недаром над заливом нависает домик Томаса Манна, а не Антона Чехова или, скажем, Антанаса Сметоны.

Но историческая справедливость и национальная геополитика отступают перед этими лебедями. Абсолютно все равно, кто здесь жил раньше, хорошо, что сейчас нет цементного завода. Хвойный воздух прочищает мозг от национальной геополитики, а полоса торможения лебедя на гладкой воде залива совершенно уничтожает историческую справедливость.

И лебединое озеро впервые за многие годы не ассоциируется с путчем 1991 года в Москве.

 

37+1

Нида как туземная девушка, юная-юная, с ней так прозрачно, остаться бы навсегда, думает гусар-соблазнитель, и не додумав уже понимает, что не останется.

От тишины и лебедей Томас Манн в Ниде написал самое длинное своё – трилогию «Иосиф и его братья». И не остался.

Томаса Манна сменил Герман Геринг. Тот не писал про древних евреев, а сделал из приюта писателя истинно арийский охотничий домик. И тоже не остался.

Оба – по не зависящим причинам.

37+2

<<36 | 38>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.