71

71

Тарту – город не памяти, а памятников. Памятники изобретательны. Старый город маленький, концентрация арт-объектов в нем небывалая.

 71+1

Брюссельский «писающий мальчик» вполне может уступить первенство в нелегком деле смущения прохожих этой вот скульптуре, которая называется «Отец и сын». Автор Юло Ыун создал ее в советский период (!), но поставить разрешили лишь недавно. От первого варианта до бронзы прошло 10 лет, от бронзы до установки на улице Куни 17 лет = итого 27 лет, за это время сын должен был превратиться в папу. Автор умер еще в СССР, 27 лет его произведение было никому не нужно, после чего в 2004 г. Таллинн и Тарту сошлись в споре за то, кому оно срочно необходимо, и Тарту победил деньгами.

 71+2 

После целующейся пары в самом официальном городском месте, после отца с сыном – такая растяжка на Ратушной площади выглядит развитием идеи. Пусть даже она всего лишь реклама балетной антрепризы.

 71+3

Выбор радостей жизни подтверждает памятник улыбающейся свинье. Свинья предусмотрительно поделена на съедобные части.

 71+4

Недостаток мировой известности эстонского писателя Эдуарда Вильде тартусцы решили компенсировать креативом: скульптура «Два Вильде» обыгрывает одинаковое написание фамилий Вильде и Оскара Уайльда. Один знаменит… ну, значит и второй тоже. Как бы равные писатели как бы встретились и обсуждают что-то очень важное. На самом деле никогда не встречались.

 71+5

Шведский король Густав II Адольф, основавший в Дерпте Академию Густавиана, которая стала Тартуским университетом, запечатлен в образе лихого мушкетера. Кстати, когда д’Артаньян познакомился с Атосом, Портосом и Арамисом, королю исполнилось 30 лет, так что хронологически параллели уместны.По характеру личности тоже: в 38 лет прекрасный фехтовальщик Густав II Адольф погиб в бою, причем в бою выигранном, что нечасто случается с королями. Нынешний монарх Швеции Карл Густав, он же Карл 16-й, присутствовал на открытии памятника. Вернее, на восстановлении: в СССР Густав II Адольф был демонтирован, но в Эстонии ожил.

 71+6

Густав II Адольф погиб осенью того же 1632 года, в начале которого основал университет. Учитель короля Юхан Шютте пережил его на 13 лет. Если король изображен мушкетером, то Шютте в виде университетской печати. Он стал первым ректором. Причем на должность ректора он был направлен, будучи на секундочку генерал-губернатором всей Ливонии, куда входили и Рига, и Ревель.

 71+7

Памятник Барклаю-де-Толли, похоже, самый старый в Тарту – поставлен в 1849 г. Памятники Барклаю имеются в Риге, Санкт-Петербурге, на монументе 1000-летию России в Новгороде, в прусском Инстербурге, в зале воинской славы Валгалла в Баварии… Тартуский интересен тем, что его заказали и поставили за свой счет офицеры, служившие под началом Барклая.

71+8

Другой воин, вымышленный. В поисках эстонского героя, победившего Красную Армию после развала Российской империи, искатели закономерно пришли к фигуре доисторического богатыря Калева. Средневековые эсты, должно быть, рассказывали о нем, как он последовательно одолевал датчан, немецких крестоносцев и русских князей.

Получился памятник жанру фэнтэзи.

 71+9

Еще один совершенно фэнтэзийный памятник: основателю эстонской поэзии. Кристиан Яак Петерсон современник Пушкина и Мицкевича. Он прожил 21 год и написал 21 стихотворение. Или 21 нашли, а написал он больше. Никто не знает. Стихи нерифмованные. Пушкин носил трость, дабы упражнять руку – чтоб рука не дрожала на дуэли. Петерсон носил посох, чтобы ходить пешком из Тарту в Ригу и обратно. И ходил. При туберкулезе. Я бы назвал Кристиана Яана Петерсона гениальным пешеходом, а не поэтом. Безо всяких шуток. Между Тарту и Ригой 222 км.

 71+10

Геодезическая дуга Струве является самым протяженным и странным памятником всемирного наследия ЮНЕСКО. Это точки от Норвегии до Одессы, с помощью которых точно измерена форма планеты Земля и ее размеры. Исполнена сия титаническая задача была сотрудниками Дерптской обсерватории (вместе с Пулковской) под руководством выпускника Дерптского университета Фридриха Георга Вильгельма Струве. Выдающееся научное достижение и, разумеется, памятник.

 71+11

Мне чем-то понравился этот господин, когда я еще не знал, кто это. Он вызвал у меня уважение. В нем была тонкая интеллигентность. Может, потому что он сам сделан тонким и зеленым. Оказалось: Яан Тыниссон. Русский интеллигент, кадет, ставший премьер-министром Эстонии после гибели империи. Репрессирован в конце 1940 г., после присоединения Эстонии к СССР. Но изгнан из политики и даже из собственной газеты еще в независимой Эстонии шестью годами ранее.

 71+12

У Довлатова в «Компромиссе» есть замечательный эпизод о рождении 400 000-го жителя Таллинна: как выбирали, кто будет считаться юбилейным младенцем. А в Тарту есть – что? – конечно же памятник! Только круглая цифра меньше. Тарту и сейчас едва дотягивает до 100 000. В таком виде монумент очень социалистический, хотя достаточно стильный. Но куда лучше он делается, если чуть сменить ракурс. Так появляется новый смысл: город готовится встречать свое 1000-летие. Тысяча стукнет совсем скоро, в 2030 г. А то, что заранее… Как сказал один литовец: «Эстонцы самые тормознутые, и потому всегда на шаг впереди».

 71+13

<<70 | 72>>

Один ответ к “71”

  1. Александр:

    Калев :по партиям-0:3,0:3,0:3-и т.д.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.