87

87

Одна из «крышных историй». Она же – шняга, которую все умники от таксистов до гидов считают своим долгом загнать туристу. В Вильнюсе такую роль играет Наполеон, от восхищения засовывающий в карман костел Святой Анны. В Риге – кошкин дом.

Жил да был то ли Блюмер, то ли Плуме. Он был купец, но его не принимали в Большую Гильдию. А как раз напротив Большой Гильдии, на площади Ливов, стоял его доходный дом, из-за чего то ли Блюмеру, то ли Плуме было еще обидней. И он придумал, как отомстить. На крыше своего дома – имел право – он установил черных котов, оскорбительно выгибающих хвост в сторону окон ненавистной и вожделенной Гильдии. Возглавлявший Большую Гильдию немец не в силах был вынести страшного испытания – смотреть на хвосты котов. И Большая Гильдия обратилась в суд. Согласно каноническому тексту шняги, суд вынес вердикт: «Коты эти свободны и могут гулять где хотят». В панике члены Большой Гильдии приняли Плуме-Блюмера в свои ряды. И заплакали, побежденные черными котами. Лишь тогда новый член Большой Гильдии развернул котов на крыше дома мордой. Увидев вместо хвостов морды, купцы дружно сказали: «О, котики!» – и заплакали уже от умиления. (По альтернативной версии охамевшего Плуме заставили развернуть котов городские власти, но мы-то понимаем, что это позднейший пиар Большой Гильдии.)

Рассказывая шнягу, лекторы почему-то упускают следующие моменты.

Блюмер скорей всего был евреем, либо Плуме скорей всего был латышом. Еврей-латыш Блюмер-Плуме отлично знал, что его не принимают по давней традиции: он не немец. В легенде отражен национальный антинемецкий бунт, видимо спровоцированный дурными деньгами соискателя. Это что-то вроде дела Босмана в европейском футболе 90-х, когда единственный иск разрушил прежнюю систему ограничений и сыграл на руку богатейшим клубам, полностью преобразив их.

Менее вероятно, но возможно: Блюмер-Плуме не был женат, его отвергали не по национальному признаку, а как холостого. Разгоним шнягу: вдруг Блюмер был геем и перед нами первый случай борьбы за права сексменьшинств? Иначе трудно объяснить, почему он просто не вступил в Братство черноголовых.

А вдруг… А если Блюмер ненавидел черноголовых, потому что ненавидел негров? Кошки-то черные, а? Может, это намек? Может, он был убежденным расистом?

Из легенды вырывается и выступает поразительная фигура: ненавидящий негров латыш-гомосексуалист, открывающий антигерманскую освободительную революцию.

Очень богатый.

87+

<<86 | 88>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.