9

09

 

Считается, что интерьер Святой Анны сильно уступает фасаду. Виленские костелы вообще имеют специализацию: они прекрасны либо снаружи, либо внутри.

Но внутри Святой Анны есть это.

 

Был дождь, и тяжкое небо, и больная голова, которая собиралась взорваться и разрушить тело. Был 1525 год. Отчаянный паломник хромал, боль в ногах казалась ничем по сравнению с огненными шипами, впившимися в мозг, и ни малейшего успокоения не наступало.

Вначале, когда он выходил из храмов, у него просили милостыню. В самом начале пути. И некоторое время спустя просили. Потом бросили просить. Потом стали не замечать. И вот теперь он мог претендовать на милостыню сам.

Он помнил, что его выбрали. У него нашлось это свойство: голова начинала болеть, понемножку, слегка, больше, страшнее, невыносимо, хуже, еще невыносимей. Он заходил в собор – ничего не помогало. В следующий храм. И в следующий. И наконец, на грани потери сознания, в очередном святом месте… Как будто святое место может быть очередным! В святом месте боль вдруг уступала, небрежный жест сверху гнал ее, боль сворачивалась и превращалась в свою противоположность. И только так устанавливалось, что это святое место, а не муляж.

Знакомый фасад, слишком знаменитый, чтобы боль прошла. А терпеть некуда, и скорей всего он умрет до завтрашнего вечера. Он уже выучил, что святые места чаще всего не знамениты, скромны, хорошо спрятаны среди прочих.

Он приблизился. Красота больше не задевала его.

Зашел.

Внутри что-то обожгло. Какое-то несоответствие.

Он знал о Реформации, и о скорых войнах за веру, и о новом ордене… Он даже знал, что истинная цель Реформации – помешать Семи Соборам. И он, конечно, не мог не знать, что деревянный интерьер Святой Анны уничтожали много раз.

Он был посвященным Семи Соборов, но 13 костелов им не дались. Он искал. Как некоторые. Но в него верили больше.

Несоответствие…

13 резных деревянных цветных икон, по часовой стрелке повествующих о страстях Христовых. Не имеют особой исторической ценности. Значит, их не должно быть здесь. Их не должно быть здесь в 1525 г.

Он медленно прошел от 1-й до 13-й. Тринадцать нарядных эпизодов мучения и смерти. Фигуры выступают, стремятся навстречу. Иисус наполовину в храме, хочется помочь ему поднять крест. Тринадцать раз подряд хочется вмешаться.

Завершив круг собственного бессилия, насмотревшись на уничтожаемого Бога, поднимаешь глаза –

а Он взирает на тебя сверху! Он жив!!!

Костел небольшой, поэтому Он рядом, хоть и над тобой. И ты понимаешь, что всё кончилось хорошо, ты понимаешь, что без мучений не было бы торжества.

Да, но там, в будущем, резных деревянных картин 14. Эпизодов крестного пути, стояний Спасителя – 14. Их должно быть 14. Таков канон.

Восемь по одной стене. Шесть по другой стене.

Боль взорвалась с новой силой, придавила, из последних сил он поднял глаза…

И понял, что боль взорвалась так зло, потому что проиграла. На сей раз проиграла.

Восемь по одной стене. Пять по другой.

14-й не было. Снятие с креста, дальше амвон. За амвоном ничего. Погребения не было. 14-й эпизод добавили позже и поместили за амвоном. Чтобы спрятать подсказку, внутренность Святой Анны сожгли.

Их было 13.

И счастье хлынуло в голову, вымывая прежнее, спасая, как Спаситель спас нас.

Нет погребения! Их было тринадцать!

Он нашел, он нашел, он нашел.

Но теперь эту благую весть еще следовало донести братьям…

<<8 | 10>>

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.